Автора!!!: Мастер: Аппендикс: Общак:

часть 2 - Три... глава 1: Лед тронулся, господа... Полный улет!


1.

Шеф сидел в массивном старинном кресле. Это был единственный предмет мебели, выбивавшийся из интерьера кабинета, оснащённого на современный лад. Шеф внимательно смотрел в экран телевизора. Что ж, пожалуй, среди нынешних попрыгунчиков этот парень на самом деле новая звезда абсолютно иного качества.

Сам Музыкант ещё очень долго и гарантированно тщетно пытался бы обнародовать свои вещи. Если бы он знал, какие деньги и рычаги влияния задействованы вокруг его музыки, чтобы пробить бетонные барьеры, понастроенные власть имущей бездарью от поп-культуры. Одна только Артурова операция по формированию "собственного" мнения Миши Бескозыркина, заправляющего на Башли-Радио

Пусть уж лучше Музыкант остаётся в счастливом неведении и считает, что достаточно красиво написать, выразительно спеть и технично записать... Скорее всего, его многие не поймут, и этого стремительного взлёта - без царственного соизволения ныне правящей Примадонны - не простят.

Но это уже неважно. Дальше пусть барахтается сам, как может, и благодарит судьбу за предоставленный шанс. Жирный кусок сала для выманивания объекта из Ка-Горска. Очень большие накладные расходы на доставку и первичную зарядку очередной "батарейки". Но оно того стоит. Уникальный экземпляр - просто какая-то супер-дюраселла на ножках.

 

2.

В дверь негромко постучали. Шеф посмотрел на видеомонитор слева и вдавил кнопку в подлокотник кресла. Массивная дверь отъехала в сторону, и на пороге возник первый помощник.

- Вызывали, босс?

Шеф в который раз подивился врождённому умению подчинённого номер один держать себя достойно - даже выслушивая приказы, тот выглядел аристократом, присутствующим при оглашении завещания о наследстве.

- Присаживайся, Артур, - махнул он рукой на соседнее кресло на тонких ножках. - Хоть одно полезное дело сделала робингудочка, - кивнул он на экран. - Пора выходить на объект.

Помощник кинул быстрый взгляд в экран телевизора и удовлетворённо хмыкнул.

- Через неделю всё закрутится. Этот блок программ в регионе Ка-Горска транслируют без особых купюр - сериалы, музыкальное шоу, телеигра - ничего информативного и разрушительного для тамошнего азиопского менталитета. Обычная развлекательная жвачка. И время эфира оптимальное. Всё учтено, босс. Скоро объект прибудет в Москву. Не зря мы на этого Музыканта ставку сделали.

Шеф пристально посмотрел на своего сотрудника. Мудро и дальновидно перетянул он Артура на свою сторону много-много лет назад - разглядел в нём верного и умного породистого пса.

- Вероятностная модель поведения объекта вычислена?

- Да, но весьма условно, шеф. Нетривиальная личность. Хоть Наблюдатель и уверяет, что вероятность ошибки минимальна, я предпочитаю убедиться сам. Более точно без личного контакта, на расстоянии, это сделать невозможно. А для контакта надо создать подходящую ситуацию, поставить объект в такие условия, чтобы она раскрылась и добровольно пошла на контакт. Такую операцию можно и нужно проводить только здесь. Психопочва культивируется. К прибытию объекта в сопровождении балласта всё будет устроено. Балласт откинется автоматически в течение минимального срока - подобрана очень соблазнительная альтернатива.

Шеф благосклонно кивнул.

- Добро. Делай. Да, и проконтролируй эту… - он неопределённо покрутил рукой в воздухе, - … новообращённую. Где её сейчас носит и с какими мыслями. Раскаявшийся грешник иногда страшнее инициативного дурака. Всё. - Шеф взмахом руки отпустил подчинённого.

Едва за ним закрылась дверь, босс кинул ещё один взгляд в телевизор, развернулся к столу и склонился над бумагами. Не так скоро, как хотелось бы, но дело двигалось.

Время поджимало. Прежняя "батарейка" практически износилась. Угораздило же её так наступить на пробку. Спивается не по дням, а по часам. А новую ещё надо доставить и активизировать.

Шеф по селектору внутренней ментальной связи набрал номер Наблюдателя:

- Зайди ко мне.

Артур, конечно, был для Шефа второй парой рук и главным исполнителем в самых ответственных мероприятиях. Но никогда не знал конечной цели операций. Ставилась задача, определялись этапы, приоритеты.

А вот Наблюдатель... Шеф мог и не говорить ему - для чего затевается та или иная акция. Тот бы всё равно вычислил. Поэтому Шеф и не пытался от него таиться. Смысл? Лучше максимально приблизить к себе и пользоваться как центральным мозгом и супермощным интеллектуальным компьютером. С Артуром Шеф работал практически с самого Начала. Карьера же Наблюдателя началась сравнительно недавно и оказалась головокружительно стремительной.

С момента появления Наблюдателя научно-прикладной потенциал возможностей Шефа рос в геометрической прогрессии. Соответственно, личная власть и возможности Шефа приумножались в тех же пропорциях. Наблюдатель был, как минимум, трижды гениален, по людским меркам его IQ просто зашкаливал. В своё время человечество не удосужилось обратить внимание на этот факт. Зато сразу же ухватился Шеф.

Кроме уникальных способностей у Наблюдателя, с точки зрения шефа, был ещё один большой плюс - его интересовала только наука. Неужели смерть какой-то собаки может напрочь сломать барьеры морали и повлиять на отношение к людям? До сих пор не верилось, что так просто оказалось прибрать Наблюдателя к рукам.

Когда в кабинет просочилась нескладная долговязая фигура вечно смурного главного аналитика, шеф спросил:

- Никаких подозрительных движений?

- Нет, ГэБи, агенты сообщают о полном соответствии инструкциям. Артуру можно верить. Если вы желаете более тщательной проверки, я усилю контроль. Сам займусь.

- Вот-вот, займись. О результатах докладывать мне лично. В любое время.

Оставшись один, шеф ткнул кнопку громкости на пульте. Музыку он не очень-то и жаловал - смысла в ней особого не видел. Но давно не получал такого наслаждения от разъятия музыки по косточкам. Парень, видно даже не специалисту, не дурак - за неделю уже третья вещь в эфире, и ни одного штампа, ни намёка на банальность.

Надо будет, когда с заменой "батарейки" всё уладится, поработать с ним персонально. Может пригодиться в штате лаборатории психоакустики.

 

3.

Тень Ирины

Я могла только догадываться, что мою душу не примут ни в одном мире: ни в светлом, ни в тёмном. И оказалась права.

Теперь я могу запросто входить к Шуре, не тревожа его покой, слушать песни, подсматривать его сны, предостерегая или советуя. И уже точно знаю: Шура летает во сне. С каждым разом всё выше и выше.

На мои деньги, подброшенные ему Фёдором, Шура ангажировал студию на запись альбома, скоро выйдет его компакт-диск. Кажется, он понял, откуда эти деньги и что означает их появление.

В тот вечер Шура долго сидел на моей любимой крыше. Я слышала лёгкий шелест его мыслей и видела настроение - дымчатого цвета светлой печали. Мне казалось, Шура знает, чувствует, что я рядом. Но у Шуры в голове свой Бог - никогда не знаешь наверняка, какими глазами он видит окружающую реальность.

А вот Федя перестал бывать на крыше. Он сразу оговорил одно условие: не терпящим возражений тоном попросил меня не показываться ему на глаза после исполнения процедуры, и, желательно, не мельтешить поблизости. Тщетно я пыталась доказать, что любое просвещение несёт просветителю страдание - это нормально.

Наверное, я поступила жестоко, заставив вампира отступить от своих принципов. Хотя с Федей получилось более чем странно и непонятно. Но я не в обиде - когда-нибудь сама разберусь, что же Федя из меня сотворил... Что не вампиршу - это точно.

Я научилась отводить беды от понравившихся мне людей, небольшие, правда - горе, настоящая трагедия мне не под силу. Но мне некуда спешить. Похоже, теперь в моём распоряжении вечность. И никто не может помешать мне - я бесплотна и поэтому неподвластна никаким материальным структурам.

Мне принадлежат все крыши этого города и тысячи других в разных городах. Если бы не трупы моих клиентов, наверное, я была бы по настоящему счастлива в полётах моего нынешнего "я".

Меня не тяготит одиночество - привыкла в жизни быть одна. Приятно осознавать (слава Богу, у меня осталась эта способность), что я теперь творю добро, пусть маленькое, но без разбора - хорошие люди, не очень, всё равно.

У меня нет права судить их.

 

Нам предъявили счет: