Автора!!!: Мастер: Аппендикс: Общак:

часть 2 - Три... глава 10: Гори, гори, моя звезда... синим пламенем


1.

- Пап, сегодня обойдёшься без меня, ладно? - Дашка выползла из туалета болезненно-зелёная. - Это на фуршете я сожрала какую-то гадость. Полежу пару часиков, устаканю организм, потом таблетку проглочу и приеду.

- Куда тебе ехать! Отдыхай, вон вся зелёная, как любимая ящерица Фантомаса.

- Не вся, хвоста нет.

- В унитаз скинула. Ложись, я врача вызову.

- Вот только без этого, ладно? - Дашка скривилась. Она уже доковыляла до кровати и осторожно, словно стараясь не стряхнуть что-то внутри, опустилась на покрывало. - Рядовое отравление. Причём, не самое страшное. Похмелье - гораздо хуже.

- Что ты знаешь о похмелье, ребёнок? - Шура сжал в руке ладонь дочери. - Лежи и не трепыхайся. Выкрутимся.

Шура кривил душой: он уже и не представлял, как это - концерт без Даши.

- Выкрутишься, папа! От тебя вся юная Москва старше четырнадцати лет прётся! Поклонницы табунами бегают. Хоть бы раз воспользовался. Вот и лови момент, пока меня не будет. Может, зажмёшь кого в гримёрке.

- Дашка!

- Да ладно, пап, и так монахом живёшь, сколько можно.

Шура свирепо посмотрел на дочь, но промолчал. Не говорить же ей про Чудогорское позорище - долго за него себя костерил. И Петрович до сих пор - нет-нет да помянет.

- Так, что ещё? Примерные ответы на предполагаемые провокационные вопросы я тебе на бумажке написала. Посмотри в кухне на столе. Интервью редко отличаются разнообразием - всё будет типа - ваши дальнейшие творческие планы? Конечно, ты и сам всегда найдёшь, что сказать, но пообещай, что будешь себя держать в рамках правил игры в звезду.

Если честно, про журналиста Шура напрочь забыл. Значит, и на интервью сразу после концерта придётся отдуваться без Дашки.

- Да не переживай, может, я к тому времени оклемаюсь и приеду. Петрович пусть подсуетится - совсем разленился. Скоро увольнять можно будет. Верочку припрягите по полной. Она не раз мне помогала, справится.

Верочка была бессловесной поклонницей Шуриного ударника. Тихая, незаметная, бесконечно преданная. Она готовила кофе и всё норовила протереть мокрой тряпкой дорогую электронику. Несколько раз Даша ловила её за тем, как Верочка, увлекшись уборкой в студии, покушалась этой тряпкой на включённые в сеть синтезаторы, оставленные без присмотра безголовым на этот счёт Димоном. Каждый раз Верочка ойкала, прижав ладошку ко рту, а потом робко спрашивала тихим голосом у Даши - не надо ли чего ещё сделать? Даша давала ей мелкие поручения, и Верочка радостно бросалась их выполнять. Заменить Дашу она, конечно, не сможет, но на безрыбье и Верка - золотая рыбка.

Шура вздохнул и принялся обзванивать ребят - без Даши всем придётся приехать пораньше. Мало ли, что они упустили. Даша всё держала в голове, и они расслабились за это время. Но деваться было некуда - Даша и впрямь была плоха. Может, и в самом деле, стоит вызвать врача? Но Шура хорошо знал свою дочь: врач может звонить, стучать до посинения, она просто не откроет дверь. А если ещё разок спалить аппаратуру?

Но Даша словно прочитала отцовские мысли:

- Пап, давай без фокусов. Что ты, как дитя малое. Не ты на меня, я на тебя опираться должна. Ты что-то перепутал - сам большой и взрослый. Всё, иди, глаза болят, спать хочу.

 

2.

Шура, ошарашенный дурной мыслью, спускался по лестнице. Это что же получается: он сам по себе и никто? Сперва его кормила Нина, потом вытянула Ирина, сейчас - ведёт за ручку несовершеннолетняя дочь… А что он сам?

Эта мысль растянулась длиннющей соплей и опутала мозги, заслоняя реальность.

 

3.

Последнее время Шура не совсем хорошо себя чувствовал на концертах. Но сегодня почему-то было особенно пакостно. Может, из-за очередной полуголой девки, пытавшейся залезть на сцену, может, из-за зловещей тучи, сгустившейся над залом из коллективного пивного выхлопа. Или за Дашку волновался - как она там, одна, больная... В общем, настрой был смят начисто.

Шура даже немного сократил программу и дорабатывал уже на автопилоте, что, впрочем, вряд ли кто-то заметил.

В какой-то момент явственно привиделось - он на полуслове рвёт нить музыки и вопит дурниной из Билли Слесарева: "Эх, чтоб твою мать, будем в шахматы играть. Ля-ля-ля"… И никто ведь не заметит, не заорёт благим матом - "На мыло!". Так и будут продолжать дрыгаться …

После концерта Петрович потащил на радио. На вопросы интервью отвечал невпопад. А когда журналистка спросила, мол, вы сейчас на вершине, на пике - каковы дальнейшие планы, Шура только и смог пробормотать рассеянно:

- В вираже на жопе съехать…

- Простите? - недоумённо вскинула брови максимумолистка Акулина Перовская.

- Лажа, - уточнил Шура и, резко поднявшись и оттолкнув стул, ушёл, не прощаясь.

 

4.

"Перемен! Мы ждём перемен..."

(В.Цой, из спетых песен)

 

Уже в такси Шуре стало стыдно так, что, стиснув зубы, тихо застонал. Воистину - не мечи, кабан, бисера перед свиньями - из той же лоханки хлебаешь.

- Лажа, - твердил Шура, слепо глядя на улицы Москвы из машины. - Всё лажа. Я сам - шестнадцать зацикленных тактов лажи… Не зря, кстати, с английского музыкальный термин loop переводится как петля, зацикленность... И песни мои фигня. И кто их слушает - фигня. Вся моя мышиная возня - фигня… Время трачу только на эту фигню с концертами.

И вдруг, щёлк в мозгах, и на одном дыхании:

 

Где ж те Поэты…

Где их Закаты и Рассветы их обещанные где…

Где ж те Пророки,

Что обещали и кричали -

- Мол, Красота нас всех когда-то да спасёт…

"Наблюдатель", прототип

 

В единый миг старые песни показались наивными и неуклюжими, как мужик на каблуках-шпильках. История повторялась с каждым новым циклом песен. Искра озарения, рождение, восторг, месяц-другой и отвращение - бэ-э-э...

Пора, пора искать и делать что-то новое.

Шура давно пытался разговаривать с Петровичем, мол, надо бы притормозить с шоуменством. Да, капуста рубится недурно, но ведь капустка-то гниловатая. Те песенки, которые он поёт сейчас, да, неплохие, даже хорошие, Шура не спорил. Нельзя было не признать: тексты честные, не надуманные, аранжировки крутые, саунд фирменный. Всё есть. Но нет того, что развернуло его жизнь на сто восемьдесят градусов ещё в юности. Космоса нет.

Получалось, что Шура врёт. Врёт тем, кто его слушает. Он выдаёт песенки за песни. А редкие песни - за Музыку.

Можно было бы утешиться, что не он один врёт. Да к тому же - врёт не так уж и откровенно в сравнении со многими так называемыми певцами. Выдавать дикую пошлятину за шедевры вселенского масштаба, местечковые тусовки - за крутые рок-фестивали... Тоже талант нужен.

Шура чувствовал - затягивает болото популярности не туда, куда хотелось бы. Приглашали же его недавно принять участие в бенефисе известной поп-группы: "Десять козлов, которые хором задолбали мир". А это уже настораживающий показатель восприятия Миром Шуриного "творчества". Нет, Шура не соглашался на подобные пиаростические фокусы, хотя Петрович много раз предлагал: давай тебя за границу отправим - русские диаспоры шерстить по кабакам. Потом скажем, мол, блистательный тур по Европе, запись на крутых студиях, фотографии рядом с китами западного рока предъявим как доказательство.

- Обманывать нехорошо, - отвечал Шура. - Мы и так втюхиваем людям такую туфту... А потом говорим - какие люди дураки, что нас слушают.

У Петровича был один ответ:

- Давай без заморочек, всё в шоколаде, толпа хавает…

- Потому что я слаще конвейерной жвачки ничего не смог предложить.

- Алекс, не егози. Чего тебе, допустим, в тех же текстах не хватает? Ну, приведи пример...

- Ты хочешь сиять дивной звездой, вечно несущей людям Свет… - внезапно выпалил Шура. И тут же пожалел о вспышке откровенности.

- Ну-у... Хотя... Что-то в этом есть… О! Замени "дивной" на "рыжей"... Нет, лучше - "влажной"... Клёвая фишка! Ты станешь моей влажной звездой... Уже намного лучше... Так, вторая строчка вся не в строчку... Но если переделать - можно бабки срубить нехилые, - встрепенулся на миг Петрович и продолжил нравоучительно:

 - Но ты этого-того… Помни, Алекс: лучшее - враг хорошего. Работай спокойно. Этот альбом - свежак. Ты занимаешь уверенные позиции в первой десятке хитов. Вторую неделю уже между "Унитазными Сливками" и "Поющими Трусами" держишься... Гордиться надо нашими августовскими завоеваниями. С таким материалом народ ещё чесать и чесать. Что о новом говорить? Придёт время, озаботимся, бабло подтянем, над твоим новым имиджем покумекаем...

Но Шура уже озаботился. И с ребятами из команды он пробовал говорить, на King Crimson и Genesis ссылался - в качестве примера, какой дорогой попытаться пойти. Кто-то просто отмахнулся, кто-то протянул - "о-о-о!", похлопал по плечу и посоветовал отдохнуть. В общем, всех устраивало то, что есть.

Те рамки, в которые музыканты сами себя запихали, были удобны. Всё определено: время звучания, построение текстов, ритм, размер, чередование аккордов. Куплет-припев-куплет-припев-проигрыш-припев-ля-ля-ля-кода. И ни о чём не надо думать.

Но Шуре уже становилось тесно. Долбаный формат душил его. Оставалось либо сдохнуть в отформатированном капкане, либо выскочить за флажки, навлекая на себя всеобщее презрение сытого стада.

Да пошли они все! Почему кто-то ему указывает - что петь, как петь, о чём петь?

Шура забыл про данные дочери обещания. Лишь чувствовал, как поднимается внутри знакомое возбуждение - первый признак грядущих перемен.

Всё правильно. Время пришло. Значит, к чёрту Петровича, пусть живут, как привыкли. А меня тревожит красное смещение Хаммиля... Почему галактики разбегаются? Когда придёт время реИнкарнаций?

Это состояние Шура помнил из своего Сна. Оно пугало и манило. Но манило больше. И он не стал сопротивляться. Будоражащее чувство - словно бражка забухтела. И этот клокочущий в голове бурдомицин скоро взорвётся, срывая крышу и выплескивая на свет то новое, что уже готово появиться.

По дороге домой в мелькании ночных рекламных огней и фонарей за стёклами такси Шура отчётливо видел Свет и Тени. Сплетаясь, они превращались в замысловатые фигуры, в которых читалась Музыка...

 

5.

Шура:

Сидел на кухне, смотрел через форточку на звёзды... За каким бесом оно снова всплыло - "Расписание жизни"? Было? Не было? чёртово лажа вю.

Не могло быть.

Алекс, сгоревший дотла в свете своей звезды - сон, предупреждающий, показательный, Бог знает из каких подвалов подсознания всплывший, но - сон. Странно, что так ярко запомнились детали.

Это послание Алекс на закате карьеры получил факсом. От одного из чокнутых фанатов? Или от ангела-хранителя? Тёмная история. Но текст память удержала дословно. И почему вспомнилось именно сейчас?

Время пришло?

Предупреждение свыше?

Приказ?

 

6.

РАСПИСАНИЕ ЖИЗНИ

Всё пройдёт по графику, всё по расписанию...

 

ДЕНЬ ВОСХОДА:

В память останутся лишь чудом сохранившиеся обрывки фото на обносках королевской мантии:

...Того дня, когда Ты купил свою первую гитару...

...Той девочки твоей школьной мечты: она пришла на твой первый концерт - увидеть, как Ты восходишь робкой звездой... Ты щедро выплёскивал энергию своей Музы в толпу со сцены маленького зала…

...Изящные кружева и явь полёта загадочно-сладкого дыма первой затяжки марихуаны, эйфория и кураж первой стопки алкоголя…

В тот день Ты точно знал - вот она пришла, моя удача!

Ты впервые ощутил на себе смокинг счастливчика.

Это было в последний раз, когда Ты думал: У меня всё под контролем.

Всё пойдёт как надо, всё по плану, всё по расписанию...

 

МИГ ЗЕНИТА:

Теперь Ты легко собираешь стадионы, покупаешь женщин, продаёшь друзей...

Ты перестал заикаться и краснеть в TV-шоу и интервью на радио.

Ты врос в смокинг,

Ты чувствуешь себя без смокинга голым и беззащитным...

Но Ты позволил этому зайти слишком далеко...

Всё идёт как надо, всё по расписанию…

 

СЕЗОН ЗАКАТА:

Где они, те, в семь этажей, яркие афиши, расклеенные по заборам всех континентов Мира?

Кто они, те миллионы безымянных единиц из орущей восторженно толпы?

Твой менеджер давно уже мечтает прирезать свою дойную корову, но пока тебе удаётся обманывать его иллюзиями завтрашнего дня...

Ты до сих пор носишь смокинг, но он давно и изрядно лоснится в локтях от ежедневной протирки всех барных стоек в округе...

Твои платиновые кредитные карточки сгорают как порох газетных новостей...

Твою голову по утрам раскалывает невыносимой болью похмелья и стыда... А по ночам она превращается в страшную музыкальную шкатулку, зацикленно наигрывающую мысль о самом лёгком способе бегства от накопившихся проблем, от омерзения к самому себе...

И вот уже не однажды Ты после очередного недельного запойного затмения внезапно находишь себя в зеркале вокзального туалета, опухшего и в заблёванном фраке...

Всё стремительно катится к исходу, всё по расписанию...

 

ЧАС КОДЫ:

...Только найдут Его слишком поздно...

Когда они войдут в Его комнату после трёх дней мёртвой тишины, предварительно помолившись: Пусть это просто красный дождь с потолка...

Брат торопливо одёрнет манжеты его смокинга, чтобы скрыть иссиня-черные вены, пустившие жуткие густые корни далеко за меловой силуэт границ тела...

Главный участник финального шоу лежит на полу так же красиво, как он умел стоять на сцене...

Его последний смокинг - специального фасона.

Его последний дом - красивый с фасада, лживый на задворках за забором из гробовых досок...

Всё завершилось точно по плану, всё состоялось по расписанию...

 

ВРЕМЯ ЛУННЫХ ДОРОГ:

Где-нибудь в тесной арендуемой конуре...

Когда-нибудь кто-то юный и амбициозный в забытом журнале, брошенном за ненадобностью в туалете, увидит фотографию, которая спровоцирует Мечту...

...Рок-униформа - символ красивой нескучной жизни.

Этот кто-то всегда знал, что обречён на удачу.

И теперь у него есть цель - двигатель для стремительного выхода на орбиту Звезды...

Он уже видит себя в чёрном смокинге успеха...

(Расписание утверждаю. Мастер Иллюзий)

 

7.

Шура:

"Для тебя, папа, будет Франк Заппа,

Для тебя, крошка - АВВЫ немножко,

Для тебя, сынок - тяжёлый рок..."

("Пикник", из спетых песен)

 

Ведь уже тогда на своей истерзанной отнюдь не нарзаном психике прочувствовал и, вроде бы, всё понял. Не смирился? Не успокоился, MIDIот?

Глупо было думать, что известность, какие-то деньги и признание дадут свободу, полётность мысли. Концерты ожидаемого удовлетворения не приносят, скорее, наоборот. Я возвращаюсь после каждого концерта, выжатый, как лимон, и пасмурный, как грозовая туча. На душе даже не злость, а разочарование и горечь изжоги.

Всё чаще вспоминались студенческие концерты, когда я только начинал работать на сцене... Музыка была честной? Слушатели были другими? Почему содержание музыки и слов для них тогда что-то значило?

Я стал супер стар и навсегда отстал от паровоза? Сейчас вот, отдавая дань популярности, пришлось расширить аудиторию. И теперь вместо концерта - клёвая модная тусовка беснующейся толпы молодняка, которой, похоже, всё равно, подо что вопить и растопыривать пальцы, выплескивая агрессивность и примитивные эмоции. Не прошёл Дашкин номер с камерными концертами - в контракте, знаете ли, Петровичем иное заказано.

Но видно же всеобщую лажу происходящего, как ни прикрывай глаза на мою субъективность восприятия! Исполнитель нынешний на сцену лезет, не имея ни искорки божьей за душою: играть не научился - это социальный протест панка, сказать нечего - матом всё и всех... Зато в эффектную позу вставать умеет профессионально. Вот и приходит публика на такой "концерт" - собой порисоваться, пива нажраться, тёлку снять...

А ведь я ломаю себя необратимо. Выкладываешь самое сокровенное, а они пожирают плоды твоих мучительных ночных бдений, словно хот-доги, которые можно купить на каждом углу. И даже не замечают - на какой муке тесто замешано. Важно лишь - каким соусом сверху полито. Любителям рока - горчичный, ненавистникам попсы - томатный, из гнилых помидоров. В последнее время, как ни странно, мне стали нравиться выступления в клубах - там публика либо слушает, либо пьёт и жрёт. То и другое делается с душой.

А что я, мелкий шоу-звездец Шура, сделал, чтобы мою душу заметили? Вот и ответ: чтобы увидели, надо сначала показать, да так показать, чтобы невозможно было не заметить.

Думай, Шура. И делай. Хватит собачьих свадеб шоу-бизнеса - кто первый...

 

8.

Даша:

...Было обидно. И грустно. Ну почему он такой непутёвый и что ему вообще в жизни надо? Известность, концерты, успех - так хорошо всё шло…

Угораздило же травануться так не вовремя. Один раз позволила себе заболеть, всего на несколько часов оставить отца. И вот - здрасьте, такой неожиданный финт.

Отец отменил все концерты, большинство заработанных денег ушло на выплату неустоек по контрактам.

 Он ночь просидел в своём любимом углу за холодильником, уставившись в одну точку, бездумно мучая гитару. С детства помню этот его отсутствующий взгляд. Вывести отца из транса может только новая идея. А когда она забредёт к нему в гости, Бог её знает.

Пока отец только бормотал, словно в полусне:

 

…До сих пор ты ко мне не пришёл,

Мой Мастер Иллюзий…

…И окна мои настежь,

Но в них залетает лишь Ветер,

Терзая пустые листы

Ненаписанной вовремя Книги…

И холодно стало рядом…

Так Зло отмечает своё появленье

Явлением ночи и водки.

Только ты всё ко мне не идёшь,

Мой Мастер Иллюзий…

"Мастер иллюзий", прототип

 

Мало того, что мои дела расстроил, ещё и в кухонную половую жизнь опять ударился. Думала, надолго. И уже приготовилась, стиснув зубы, терпеть очередной папашин закидон. Но наутро отец переоделся, пролаял:

- Я исчезну на несколько дней, не волнуйся, не ищи, я - в люди, наблюдать… Да, будет звонить Петрович, жаловаться на несварение, посоветуй ему хорошее глистогонное...

Взял гитару, ноутбук, сорвался, убежал, исчез. Ну, народный ушелец Лео Толстой... Куда? Какое несварение? У Петровича-то?

Первые два дня я ждала отца, сидела дома. Пыталась ездить к матери, но и там что-то не получалось. Впервые в жизни я почувствовала себя одинокой. Пока работала с отцом, я представляла интерес для многих. Сейчас же не могла даже появиться на людях - глупо, конечно, но стыдно было за отца.

Вдруг захотелось сходить в родной парк, поболтать с ка-горскими умниками, послушать андеграундовскую чушь, исполняемую с невыносимой творческой мукой на лице. Захотелось общества. Любого. Нового. Чего-нибудь.

Петрович не звонил. Пришлось самой: закинуть удочку вроде бы насчёт отца, но с дальним прицелом - вдруг и для меня дело найдётся. Однако Петрович почему-то взбесился, лишь только услышал мой голос:

- Оставьте меня в покое! Семейка идиотов. И передай своему папаше, пусть на глаза мне не показывается! Сгною! Раздавлю! На шнуре гитарном повешу! Вверх ногами! Формат его не устраивает - ладно. Лжецом быть не хочет - и хрен с ним. Глистом становиться не желает - на здоровье. Хочет нетленку творить - твори, тварь! Но прилюдно... Меня...

Не дослушав, положила трубку. Абзац. Не знаю, что между ними произошло, но мне явно ничего хорошего с той стороны не светит.

На какую лягушку наступил отец? В последнее время его музыка стала странной, тексты - шизофреническими. Наброски про какого-то Наблюдателя - бред идиотический.

В довершение ко всему, смылся из дома - не помывшись... Куда его понесло? Какой очередной идеей пронесло? Куда ещё вляпается? Не хватало встретить его в толпе каких-нибудь лысых кришнаитов с серьгой в носу. Увижу ли его вообще? Ну, наградил же Господь папочкой!

Всё равно люблю...

 

9.

"Недолго птичка песни пела

В высоковольтных проводах...

Её обугленная тушка

Внушала стае дикий страх..."

(Детская страшилка)

 

Шоу-мир жесток, капризен, зыбок и непостоянен. Кумиры меняются с постоянством и скоростью лидеров на тараканьих бегах. Когда Шура в очередной раз отказался от серии концертов, запаниковавший Петрович публично, при свидетелях, сотворил несусветную глупость - попытался скорректировать Шурино здравомыслие при помощи угроз в пальцевеерном стиле. Шура порвал контракт в мелкую шинковку и скормил Петровичу.

Петрович молча скушал. Но через нескольких дней после Шуриной выходки его лица на плакатах, развешанных по всей Москве, заклеили глянцевой попкой новой восходящей звезды. Сыто место пусто не бывает. Король умер, да здравствует королевская кухарка! Этакая рубаха-девка, своя "в доску", сценический псевдоним липко-кондитерский - продюсер, наверное, долго терзался, выбирая между Земфурией и Мурмяуледи.

Победила более пикантная Падстилла Мармеладзе. И без того не слишком избалованному утончённым вкусом "новому поколению" был нанесён очередной удар ниже пояса.

Падстиллу уверенно вёл по широкому проспекту Победы к алтарю музыкального Олимпа бывший Шурин продюсер. Её как-то сразу полюбили, появились тучи поклонников, везде узнавали и принимали восторженным жестом "козы" и нестройным, но бурным ревом "Мазя-а-а-а!". Среди юных музыкальных меньшинств закончился наконец-то извечный подъездно-настенно-заборный спор с применением аэрозольных баллончиков, стороны пришли к соглашению "Что рэп, что металл - всё кал".

Шуру в богемных кругах салонных эстетов и в бурлящей среде субкультурных биомасс стали вспоминать всё реже и реже. Вот так уходит к другим слава земная…

 

10.

Даша переживала, даже несколько раз тайком тихо поплакала...

Нина, узнав о внезапном крахе Шуриной скоротечно-чахоточной карьеры, вслух громко выматерилась: "Трах-трах... типитох... Придурок Алекс... Не пришлось бы Дашку к себе забирать". И перекрестилась: "Успела, завалерила стабильный вариант нестыдного мужчины с шикарной московской квартирой".

Шура ушёл в поход за иллюзорными Тенями...

Англичане успешно клонировали овечку Долли... Хэлло, Долли!

Американский Холливуд не менее успешно дублицировал "Матрицу"…

Астрономы, наконец-то, извернулись и сфотографировали Чёрную Дыру - анфас...

В Москве же всё чаще и чаще что-нибудь взрывалось, обрушивалось, ломалось и горело. Напуганные высокоприставленные государственные лица стали бояться метро и пересели в "мерседесы", в которых они не только ездили, но ещё и размножались, переняв стиль жизни американцев. Королевская врать чиновничьего триумфирата росла и пухла, как на дрожжах - соревнуясь в росте с ихним В.В.П.

Гниль лживой среды обитания политиков породила универсального словесного червя-паразита - "как бы"... Паразит прижился и успешно размножился в головах миллионов. Очень удобно: "Я как бы за свой базар отвечаю...", "Я как бы обещаю и даю как бы честное слово...", "Я как бы неподкупный депутат"... УморГосДума и ГосДупа проинфицировались паразитом поголовно и добровольно, с первого прочтения.

Кто-то высоко наверху продолжал загибать пальцы, развлекаясь считалочкой:

 - Распутин... Два...

Некто неизвестный написал хит-мантру №1: Ухху, данон! Краткость - сестра таланта...

 

...Жизнь не остановилась,

Туда-сюда гоняет кровь,

Цою не зря приснилось,

Что Миром правит Любовь...

"Куча Любви", прототип

 

Нам предъявили счет: