Автора!!!: Мастер: Аппендикс: Общак:

часть 3 - Два... глава 10: Цветы Зла: первые всходы


И какой сюжет соцреализма без сцены кухонного скандала?

 

1.

"Сериалы слёз - шесть шаблонных схем...

Не с кем полетать - оккупация...

Эх... Дура!"

"Zappoй", реИнкарнации

 

Шура проснулся рано утром, ощущая непривычную лёгкость во всём теле. Голова была ясной как никогда. Недавние проблемы бесследно проглотила минувшая ночь. Вчерашнее состояние казалось мороком, навеянным неведомо чем. Откуда взялись силы, чтобы вернуться к жизни?

Даша! Как нехорошо, как стыдно! Шура подскочил и, путаясь, начал быстро одеваться. Надо немедленно объясниться с дочерью, она умница, она всё поймёт и простит.

Запрыгнув в штаны, Шура пошёл на поиски Даши. В маленькой квартире найти человека нетрудно. Даша спала на кухне, прямо за столом, положив голову на руки.

Шура, скорбно подняв брови, несколько минут смотрел на дочь. Тихо подошёл и тронул за плечо.

- Даша, Дашутка! - позвал он.

Дочь заворочалась и открыла мутные глаза. Постепенно её взгляд становился осмысленным.

- Папаша... одыбался, - с незнакомым выражением сказала она.

Шура оторопел. В голосе дочери явно слышались неприязненные нотки. Он растерялся. Как теперь с Дашкой разговаривать?

...Почему я должен что-то объяснять? Мне было плохо, я потерялся. Неужели нельзя понять? Хотя, что она может понять, девчонка. В конце концов, жизнь не кончилась, это моя дочь. Я люблю её. Чёрт, я действительно сам виноват...

- Даша, я был не прав, - начал Шура. - Но это всё в прошлом. Давай забудем. Начнём с начала. Будто ты вчера приехала. Опять будем работать вместе, кстати, у меня полная голова новых идей. Так и бродят... Туда-сюда. А мы их вместе - за хвостики, на солнышко. Нужно твоё одобрение. Или здоровая критика. - Шура пытался говорить шутливо, но, кажется, плохо получалось - всё равно прорывалась смесь тревоги с раздражением.

На Дашу слова отца не произвели никакого впечатления.

- Вот спасибо-то, папочка очухался, идеями набитый, как сундук молью. Давай-ка, все вчерашние папины гав-гав быстренько вычеркнем и напишем сценарий заново. Здорово ты придумал. Только предложи это лучше своей вчерашней гостье - если она ещё не облаяна. А я и без тебя нашла себе дело. Большое дело, интересное и важное. Не то что слюни за здоровыми мужиками вытирать и вовремя напоминать, когда штаны надо менять. Так что, папуля, оставь меня в покое. Я не пятилетняя девочка: отругал, а потом конфетку дал - и всё в порядке, все смеются. У тебя своя жизнь продолжается, у меня своя - начинается. Я поживу у тебя немножко, пока... Ну, словом, скоро я не буду больше мешать. Можешь сутками сидеть в своём любимом углу, дрессировать зелёных чёртиков и стадами водить девок.

Мысли у Шуры путались, сталкивались и разлетались.

...Вот и поговорили. Словно кто-то ей мозги ядом окупоросил...

- Куда ты пойдёшь, Даша? Ты моя дочь, и я не пущу тебя никуда.

- О правах заговорил? Поздновато, не кажется? Будешь мешать, пойду к матери. Вот ей-то точно неважно, чем я занимаюсь, - Даша открыто насмешливо смотрела на отца.

Шура попятился, наткнулся на табуретку и тяжело опустился на неё.

...Выдрать Дашку, что ли? Загнуть через коленку - и по заднице. Тогда точно убежит, улучит момент и смоется. Ищи её потом...

- Даша, подожди, давай поговорим разумно…

- Вчера вечером я уже слышала эту фразу от твоей бабы, - перебила его Даша. - Только разговора не получилось.

Чёрт! Так это не глюки, не сон? Ирка! Вернулась! А я-то думаю, почему так с утра полётно было...

- Ты видела Ирину?! Значит, она мне не приснилась?!

- Сидело тут какое-то привидение бледное. Обещало зайти сегодня. Если ноги донесут. Должна сказать, вкус у тебя окончательно испортился.

Ах ты, мерзавка маленькая! Что ты знаешь о ней? Обо мне? Врежу, ей богу, врежу...

Тише, тише, она же на самом деле дурёха малолетняя.

Ревнует, надо объяснить...

- Ты же не знаешь её! Почему ты так говоришь? Ирина помогла мне встать на ноги и начать концерты, дала возможность записываться в студии. Да она... да ты... Как ты можешь поливать грязью человека, не имея о нём ни малейшего представления?

Даша поднялась.

- Достаточно нотаций. У меня сегодня важная встреча, мне надо подготовиться.

И попыталась пройти мимо отца. Но он, схватив дочь за плечи, швырнул её обратно на табуретку.

- Фу! Сидеть! Нет, ты выслушаешь, - заревел он громогласно, второй раз в жизни повысив голос на Дашу. - Меня можешь от макушки до кончика хвоста помоями облить, но её не тронь. Фу, твою мать! Сиди, молчи, слушай, думай, Даша Великолепная. Кажется, так тебя называли в сраном Ка-Горске? Принцесса огорошенная! Клеопётриха!

Даша испуганно вжала голову в плечи: стало страшно, как тогда - в истории с наркотиками. Сгоряча Шура выложил дочери всё, что знал про Ирину. Даже то, что она была киллером в бегах. Только о вампире не сказал, просто забыл.

Шура говорил быстро, путался в словах, потому что мало было таких слов, что выразили бы его отношение к Ирине. Сказать, какой она прекрасный человек, как она его понимала, что лучшего друга у него никогда не было? Это ничего не сказать! Шура не идеализировал Ирину, он так думал.

Даше же портрет ночной гостьи нарисовался в идиотском романтическом стиле. Этакая современная амазонка без башки, но с винтовкой. Даша внутренне ухмылялась: ты ей ещё божничку сооруди. Но какую-то долю уважения прошлое ночной дамочки ей внушило.

Отец уже охрип, но не успокоился. Он с трудом находил подходящие краски для создания наиболее полного образа подруги, не подозревая, что только что удвоил, утроил силы Ирины-Тени. Наконец, Шура иссяк и устало опустился на корточки в угол.

...Чего распинался? Всё равно толком ничего и не сказал. Здесь петь надо. Стоп. Вот и... Ирка, ты меня опять родила. А я тебе построю Стоун-Хэндж...

- А ты говоришь, - пробормотал Шура, прислушиваясь к магическому звучанию (движению?) причудливых колец дыма стеклянно-гитарной темы. - Ира снова появилась вовремя, словно почувствовала, что мне нужна помощь. Я не знаю, в чём тут дело, но она действует на меня, как антенна, связывающая с Космосом. Я бессилен в решении бытовых проблем. Я ничего не могу с собой поделать, когда меня волокут за шкирку в чьи-то Сны. Я хочу, чтобы вы подружились. И чтобы сразу поставить все точки над "ё" и запятые над "й": я не собираюсь жениться, я ни разу не пытался представить, откуда у Ирки ноги растут. У нас с ней другие отношения. Учти это, пожалуйста.

Шура поднялся.

- Всё, я к машине, компьютеру, то бишь. Если интересно, покажу потом, что получится.

Даша только покачала головой. Опомнился. Раньше надо было думать. К чему теперь эта шоу-дребедень?

И Ирина эта? Какой чёрт её принес? Тоже мне, святая, ангел с бликом оптического прицела вместо нимба. Ну и оставайся со своей мадонной. То-то покусаешь локти потом. Посмотрим, как она тебя хранить будет...

 

2.

Заорал телефон.

Позвонила какая-то, судя по голосу, ещё одна полудохлая девица и попросила отца к телефону.

- Девушка, миленькая, - шелестела в трубку девица, - позовите его, это срочно и жизненно важно. Передайте, что это Ксюша, он меня знает.

Даша скривилась, заглянула в комнату, где отец уже уселся перед монитором и оглушил себя наушниками, сердито пробурчала, что папаша отбыл в неизвестном направлении. Когда будет - неизвестно. И бросила трубку: хватит одной бабёнки, а то девицы начнут влетать сюда стаями. Чёрт бы подрал этих поклонниц, давно пора забыть экс-звездеца.

Оп-па! А не та ли это Ксюша? - запоздало спохватилась Даша. И ругнулась: сразу и не сообразила, а то можно было бы высказать поганой наркоманке своё мнение о сомнительной целесообразности нахождения на земле подобных тварей. Кстати, а нужны ли они вообще для равновесия?

Вдруг Даше стало душно, тесно дома. Захотелось пространства, свободы.

Тихонько прокравшись за спиной отца к шифоньеру, Даша вытащила любимые джинсы, рубашку, быстро оделась в ванной, схватила сумочку и выскочила в подъезд. Придержала дверь, чтобы не хлопнула, и помчалась вниз, прыгая через две-три ступеньки.

 

3.

Перебегая через двор, чуть не врезалась в Артура.

- Вот и славненько, восприимчивость на уровне. Не успел позвать - уже тут как тут.

- Ой... Здравствуйте, Артур, вы меня звали?

- А как же? Ты не поняла? Жаль, - цыкнул зубом Артур. - Но ничего. Главное - услышала и интуитивно среагировала. Остальное - дело техники. Ну, поехали? Решено бесповоротно?

- Поехали, - решительно подтвердила Даша.

Однако чуть помедлила перед открытой дверцей машины. Задрав голову, посмотрела на свои окна. "Ну, выгляни, - почти взмолилась Даша, - и я останусь". Но занавески не шевельнулись. Отец, если уж прикипел к компьютеру, то мог безжалостно истязать "мышь" и "клаву" долгими часами, абсолютно выпадая из этой реальности. Даша швыркнула носом, часто заморгала, прогоняя слезу, и забралась в салон.

- Я готова.

- Ну, тогда "вперед назад за лиловыми кроликами".

Машина выбралась из двора и влилась в общий дорожный поток, увозя Дашу к чудесам, странностям и необратимости.

 

4.

Ирина вовсю пользовалась легально полученным "добро" от Артура - незримо находиться возле Шуры - в своих целях: ненавязчиво помогала музыканту собирать мозаику музыки и текстов. Оставаясь Тенью, и силы не надо тратить на образ, и эффект влияния на Шурино сознание больше.

Конечно, Ирина не собиралась следовать рекомендациям Артура - ни убивать, ни калечить Шурину дочь не входило в её планы. Наоборот, Ирина здесь для того, чтобы вовремя включить защитное поле вокруг папы с дочкой на полную мощность.

В который раз Ирина с благодарностью помянула уроки Инквизитора. Всё предусмотрел. Научил, как припорошить действительность пеплом ахинеи, завуалировать сознание, своё и чужое. Объяснял старик легко и доступно. Поток премудростей заливал какую-то каверну в отделе памяти. Экзаменовал Инквизитор жёстко, словно от успеха действий Ирины зависела его судьба, а не какой-то незнакомой смертной девчонки. Можно подумать - ему, Инквизитору, предстояло рисковать естеством, а не Ирине.

День сменял ночь, прилив - отлив, а для обитателей острова никаких перемен не было. Сплошные занятия и тренировка. Ирина начала представлять, как нелегко жилось Артуру - требователен Инквизитор был донельзя. Для Тени такой адский труд ещё туда-сюда, а вот Человеку вряд ли под силу. Но как эти уроки пригодились!

После неудачного разговора с Дашей Ирина демонстративно покинула квартиру через дверь и, освободившись от образа, просочилась обратно. Всю ночь она приводила в порядок Шурины сновидения, вытаскивала из подсознания давно просящиеся на волю музыкальные образы. Сомнения безжалостно развеивались в прах.

Проконтролировав пробуждение Шуры, Ирина с удовлетворением отметила, что сработала на "отлично". Вычистились из головы дикие домыслы, новые идеи проклюнулись и настойчиво стали стучаться в темечко - балет невылупившихся птенцов. На волю просились.

Во время разговора Шуры с дочерью, Ирина порадовалась, что невидима. Уж больно правильная, идиотически хорошая получилась она в Шурином повествовании. Прямо-таки сестра Робин Гуда, возвышенная душа, благороднейшее создание, оставляющее кровавые кратеры во лбах лишь законченных негодяев. Только зря Шура так выкладывался перед дочерью. Вряд ли девочка добровольно захочет довериться ей, Ирине. Да кто её, малявку, спрашивать будет? В конце концов, можно будет подкорректировать Дашино впечатление и симпатии.

И нечего её жалеть! - разозлилась вдруг Ирина. Высокомерная наглая девчонка. Как раз для Алхимика. Не будь она Шуриной дочерью... Стоп... Дашу профессионально обработали, не надо забывать об этом. Ещё и прочно зафиксировали внушения.

Ирина смотрела на несчастную Дашу, раздираемую самыми противоречивыми чувствами.

Вдруг девчонка забеспокоилась. Заметалась по квартире. Быстро натянула джинсы и убежала, тихонько закрыв дверь.

- Ах ты, хамелеон многоцветный, - думала Ирина, наблюдая за Дашей, усаживающейся в машину Артура. - Чтоб ты сам запутался в сетях собственных интриг.

Последовать за Дашей она не могла. Да, в принципе, это было ни к чему - маячок-то работает. По всем вероятностям, Даша сегодня к вечеру вернётся домой, как и обещал Артур. И вот когда Даша придёт, а Шура упорядочит тексты и успокоится, тогда и можно будет появиться в своём нормальном образе, обычным путём - через дверь. Эх, маловато времени на предварительную обработку...

 

5.

Ирина скользнула к Шуре, сосредоточенно колотящего по клавишам, и зависла над струйками его мыслей.

 

"Я" моё не вечно,

Время быстротечно,

Знаю точно только одно:

 

Ничто не бесконечно,

Жизнь - субботний вечер,

Воскресенье мне не дано.

 

В Небесах, зевая,

Звёзды наблюдают

Искры наших жизней - кино

 

Может, звёздный свет

Тленье чьих-то сигарет?

И что тогда навечно?..

"Искры Любви", реИнкарнации

 

Убедившись, что Шура самостоятельно справляется с пойманными и уже укрощёнными видениями, Ирина оставила его в покое. Пусть сам нанизывает Тени иллюзий - слова - на невидимую нить строк. Частое вмешательство далеко не безвредно - к хорошему быстро привыкают. Она Шуру подтолкнула, пусть теперь сам поработает, а то совсем разучится мыслить без подсказки. Да и слишком много энергии ушло на сканирование Даши, установку "маяка" и вторжение в Шурино сознание, надо подзарядиться.

Ирина, оставив лишь канал связи с Шурой, отключилась от внешнего мира, как учил Инквизитор, и в который раз занялась изучением возможного противника, вспоминая уроки Инквизитора...

 

6.

Тень Ирины:

...Едва я услышала имя новой "батарейки" Алхимика, сразу подумала о твоей дочери, Шура. Помнишь, я пыталась разузнать о тебе побольше? Но ты всё отмахивался. Однажды даже грубо оборвал:

- Мне неприятно об этом говорить. Кому нравится вспоминать свои дурацкие поступки? И кончим разговоры на темы из моей позапрошлой жизни.

Лишь однажды мне удалось вытянуть из тебя - про дочь Дашу, живущую с матерью в Ка-Горске. Больше мы не возвращались к твоему прошлому.

Инквизитор немного покочевряжился, прежде чем согласился помочь мне. Так началось моё обучение теневым наукам.

Первым делом Инквизитор учил меня обретать плоть. Это основа основ для Тени. Тень принимает вид того существа, в которое верит донор. Ты, Шура, верил в меня, да так сильно, что я смогла воплотиться в прежнем образе практически полностью, приобретя те черты, которые ты хотел видеть.

Старик безжалостно вколачивал в меня всё, что считал нужным. Пройдя курс материализации, приступили к теории проникновения в чужое сознание. Правда, мне не одолеть, скажем, Алхимика, но в сознание человека или Тени более низкого уровня вкручусь. Затем были упражнения на внушение, предвидение, отведение глаз, подмены сознания, временного стирания памяти и много-много другого. Можно на человеческое сознание тончайшую вуаль накинуть, а можно и плотной паранджёй завесить мозги, и за этой завесой творить всё, что угодно - ни один психиатр не разгребёт...

Стоп. Хватит лирических отступлений. Узнала я достаточно, чтобы понять: в стане врага фурункулом зреет бунт. Война может начаться в любую минуту. Кто кого…

Кое-что из приёмчиков Инквизитора уже пригодилось. Но основная схватка впереди. Да будет так. Я готова...

 

7.

Вынырнув из воспоминаний, Ирина ощутила прилив сил. Шура обессиленно откинулся на спинку стула, улыбаясь, глядел на экран. Ну вот, у него что-то достойное получилось...

Оставалось дождаться Дашу. Насколько большую кучу липкой несмываемой лжи Артур успел нагадить ей в мозги?

 

8.

Ксюша, стоя на четвереньках, тупо вслушивалась в частые гудки. Всё, Шуры нет, денег нет, последний поставщик пропал. Даже бывший любовник не выходит на контакт уже который день.

Сначала Ксюша перебивалась у случайных продавцов по рекомендации приятелей. Но внезапно все связи, как обрезало: один за другим, обрывая все ниточки, стали исчезать знакомые, такие же бедолаги от шприца, как она. И настал день, когда обратиться оказалось некуда. Ни денег, ни дозы. Хоть в окно.

В голове жестокие шутники играли в гирю, бросая её от виска к виску, от затылка ко лбу. Кости трещали, как на дыбе. Куда? К кому? Неужели всё?

- У вас, кажется проблемы? Со здоровьем? С совестью? С Б.Г.? - послышался голос, показавшийся потусторонним.

Ну вот, подумала Ксюша, это за мной. Но на всякий случай скосила глаза в сторону двери. Там, прислонившись к косяку, стоял незнакомец, похожий на монаха. Но в джинсухе. Высокий, рыжий, бородатый. И сурово улыбался. Глюки?.. Или не глюки…

Ксюша даже удивиться не смогла. Пришёл и пришёл. "Сезон, вне сезона... Какая разница, если не знаешь причины...", - выплыли из-за угла строки. "Каков отец - таков и сын...", - Последняя цитата чужой мысли из Книги Бытия Генезиса почему-то показались очень важной, но ненадолго... Внутри черепа кто-то снова жестоко запулил в кость затылка гирей. Сволочи! Может у монаха что-нибудь есть? Только бы индульгенцию не стал предлагать... Не вставая, Ксюша на четвереньках поползла к пришельцу.

- Неужели так плохо? - спросил удивлённо тот. - Да, похоже на то. Но это дело поправимое. Тебе привет от чудовища. Держи, красавица.

Ксюша на лету поймала заветный пакетик. Да тут много. Ещё два-три дня жизни. Может, и четыре. Впрочем, грань между жизнью и смертью для Оксаны уже стёрлась. Вернее, свернувшись, уместилась в этом маленьком полиэтиленовом пакетике, который девушка, торопясь, терзала зубами.

Ксюша и не видела, как растаял непонятно откуда взявшийся мрачный гость. Как пришёл, так и ушёл.

Зато Герыч остался...

 

Нам предъявили счет: