Автора!!!: Мастер: Аппендикс: Общак:

часть 3 - Два... глава 6: Детская болезнь левизны: Эпидемия


1.

Шура пытался разгадать, что значит замысловатый рисунок, сложившийся из звёзд на густо-синем небе. То ли закодированный текст, то ли причудливый орнамент. И так и сяк прикидывал, меняя угол зрения. Но уже которую ночь (утро? день?) не мог понять, что говорят звёзды.

Вдруг одна звёздочка оторвалась от сверкающей вязи и стремительно полетела вниз. Шура вздрогнул и проводил глазами ослепительную точку. "Сейчас сгорит", - так стало жаль эту маленькую беглянку. Хоть взлетай, ладони подставляй, лови и снова в небо закидывай. Но звёздочка и не думала сгорать. С тонким шипением она плюхнулась в зеркало озера, разлёгшегося у Шуриных ног.

Как заворожённый Шура смотрел на оседающий фонтанчик брызг. Потревоженная звездой озёрная гладь возмущённо порябила несколько мгновений и успокоилась. Идеально ровная поверхность воды отразила звёздный рисунок, столь безуспешно разгадываемый Шурой. Шура не особо удивился, когда понял, что, странный узор, отражённый в воде, сложился в текст:

 

Космос - океан.

Сыпь галактик - острова,

Где-то там песчинка - Земля.

 

На лице Земли

Язвы городов

Огнём Святого Эльма горят.

 

Затерялась в буднях

Окон, лиц и судеб

Маленькая искорка - я.

 

Может, звёздный свет

Тленье чьих-то сигарет?

И что ж тогда навечно?

Только... только... только...

"Искры Любви", реИнкарнации

 

В небе дзенькнуло. Снова. Снова. Шура оторвался от текста на воде и поднял голову. Звёздный орнамент задрожал и вдруг посыпался вниз.

Сверкающий звездопад, сопровождался нарастающим звоном, Шура смотрел на звёздную лавину, с тоской осознавая, что не успел дочитать до конца и так и не узнал - что ж тогда навечно? Невозможно было оторвать глаз от невиданного зрелища коллективного звёздного самоубийства. Внезапно Шура понял, что сейчас будет погребён под сияющим могильным холмом. Инстинктивно дёрнулся, обо что-то больно стукнулся, на миг провалился в пустоту и вынырнул вновь.

Лопатки больно упирались в батарею, затекла правая нога. Девушка со знакомым лицом, искажённым отчаянной яростью, что-то закричала и замахнулась на него. Шура отклонился. Чашка, пролетев мимо, хрумкнула о баратею и звезданула брызгами осколков.

- Даша? - сознание наконец-то вынырнуло в реальный мир. Насильственное возвращение было болезненным до тошноты. Шура мысленно застонал.

Ну почему его не оставят в покое?

 

2.

Даша:

Я проснулась с чувством, что сегодня произойдёт что-то необычное. И обязательно хорошее. Сначала я решила, что, может быть, отец выйдет из транса. И представила.

Вот сейчас он заглянет, увидит, что я не сплю, и шепнёт, смущённо улыбаясь:

- Даша, получилось, я понял. Послушаешь?

Сядет посреди комнаты, и час, два я буду слушать его низкий чуть хрипловатый голос. Потом мы отметим радостное событие где-нибудь в кафе, и вернётся всё то, что так роднило и сближало нас. Может, даже удастся уговорить его насчёт моей работы. Спрыгнув с кровати, я на цыпочках побежала на кухню.

Безнадёжно: отец больше всего походил на алкоголика после недельного запоя. Обнимая ноутбук, он похрапывал в своём углу, в изгибах губ запеклась слюна, вокруг валялись клочья бумаги. Так захотелось схватить сковородку и долбануть папашу по голове, чтобы привести в чувство.

Но до сковородки было далеко. Я взяла первое, что подвернулась под руку. Чашку. Осколки брызнули в десяти сантиметрах от отцовского плеча. Он лишь заворочался, недовольно зачмокав губами. В моей голове образовалась пустота. Теперь мной руководила лишь дикая ярость. В отца полетело, что находилось поблизости - чашки, неубранные со вчерашнего дня тарелки. Буря осколков бушевала вокруг него. Наконец отец открыл глаза и мутно посмотрел на меня.

- Даша?

И недоумённо осмотрелся. Кухня напоминала чашечно-тарелочное кладбище.

Отец не кричал, не ругался, не спрашивал в чём дело. Он слова не сказал. Взял веник и подмёл кухню, собрав осколки в совок. Высыпал всё в мусорное ведро и сел на прежнее место. Мне вдруг стало абсолютно ясно, что ничего уже не вернёшь, что наши отношения сломаны окончательно и бесповоротно. Вдруг почему-то вспомнилась мать, и возникло ощущение, что когда-то такая сцена уже имела место в моей жизни. Я начала проклинать себя за нечуткость, нетерпение, непонимание. Плохая из меня опора и поддержка. Вот и осталась совсем одна.

Будь оно проклято, утреннее предчувствие.

 

3.

И всё же звенела какая-то ниточка внутри. Едва остыв, Даша снова ощутила её. Это было уже совсем непонятно. Откуда ждать? Чего? Даша захватила из кухни бутерброд и вяло жевала, перебирая все возможные варианты. Может, приедет Капончик? Глупости, Капончик и радость - два несовместимых понятия. С какой стати он вообще вспомнился?

Мать? А что мать? Пригласит в путешествие? Вот уже точно нет. Мать сначала сама насладится в полной мере и только потом, может быть, позволит дочери ухватить свой кусочек романтики.

Даша вышла на балкон, захватив забытые матерью сигареты.

Дашка не курила. Но сейчас в ней поднимался детский протест. Вот вам! Всем назло!

Двор внизу был пуст и тих. Так рано ещё не выходят дети, а собак выгуливают на пустыре. Машины сюда заезжают редко.

Снова одиночество. Ежедневно видишь лишь две физиономии: отца, бесконечно идиотскую в последнее время, и свою, кислую - в зеркале.

Даша решительно чиркнула зажигалкой и втянула дым. Курить она не умела. Набрав полный рот дыма, выпустила через нос.Ноздри тошнотворно ожгло. Носу стало противно. Он сморщился и чихнул.

Ощущение Дашке не понравилось. Во рту погано, в носу - больно. Она больше не затягивалась.

Глядя на тень собственной руки, эффектно переходящую в тень от сигаретного дыма, Даша обратилась к воображаемой собеседнице:

- Ага... Так ты всё-таки куришь, проститутка?

И начала молоть всякую ерунду. Если бы кто-нибудь увидел её со стороны, вызвал бы бригаду вязальщиков из психбольницы. Слава Богу, видеть было некому. Даша облокотилась поудобнее на перила и продолжила светский разговор с тенью.

Вдруг то ли на солнечные лучи нанизались тучи, то ли кто-то запустил солнечного зайчика, но Дашина тень исказилась и приняла иные очертания. Вместо девичьей фигурки на стене отразился мужской силуэт.

Даша выпучила глаза и замерла. Тень напротив шевельнулась и выбросила тень сигареты. Даша тихонько охнула...

Артур! Ну не курица? Как могла забыть? Как можно забыть об этом? Будто каждый день с ней случаются необычности и ненормальности.

Вслед за именем в памяти всплыли подробности. Даша заново пережила вчерашний день.

Ухнуло и замерло сердце. Но тут же застучало вновь. Может, убийства и не было? Настолько смутны воспоминания о нём. Словно нечёткий сон.

Тогда и Артура никакого не было? Но как раз Артур отпечатался в памяти ясно и отчётливо. Шпилька в траве, тело в крови, кафе, мороженое, сок, ворона, пятно на брюках Артура. Они разговаривали. Правда, разговор был из области фантастики. Но Артур...

Даша снова похолодела. Она вспомнила, что её заставило принять этого человека всерьёз. Человека ли?

Мозг радостно переключился на этот вопрос, отсекая мысли о кровавом кошмаре. На десять раз прокрутив в голове беседу со странным Артуром, Даша задумалась. Значит, либо Капончик, либо... Либо такое непонятное, колдовское, прямо. Шарлатан? Но... как же ходячее бездыханное тело, истыканное её собственной рукой. Господи, неужели она смогла? Она - преступница.

Даша поёжилась. Но Артур говорил, он всё равно бы... А предвиденье с институтом? Сам подстроил? Ради чего? Ну, будущее - ещё неизвестно. Но - прошлое? Не мог же Артур следить за мной с рождения? Или мог? Зачем? Для какой-то долгоиграющей аферы? Смысл? Дорого, сложно, а, главное - как? Значит...

Закружилась голова. Так не бывает. Но и мёртвые не ходят. И свидетели убийства не сидят над трупом, сложив руки на коленках, как примерные ученики.

Уровни, равновесие. Фантасмагория. Но, по сути, Артур так ничего ясного и не сказал. Даше снова поёжилась. Послать его к чёрту и готовиться в институт. Помочь отцу выбраться из кризиса. А дальше что? Капончик? Что там Артур говорил о его брате? Это как раз можно проверить. А заодно и версию её возможного будущего...

Даша бросилась в комнату, защёлкала кнопками мобильного в поисках телефона одноклассника.

 

4.

...Дозвониться смогла только через полчаса - постоянно было занято.

- Боря, - выдохнула Даша в ответ на раздражённое "да!".

После секундного молчания Капончик заговорил, причём совсем другим голосом.

- Даша?

- Узнал? Привет.

- Здравствуй.

- Как ты?

- Нормально.

Даша начала раздражаться. Содержательный получался разговор.

- Я что хотела... До меня тут слухи дошли.

- Всегда говорил: Москва - большая деревня. А какие именно слухи?

- Про тебя уже так много слухов? Становишься знаменитым?

- А то ты не знаешь: работать в шоу-бизнесе и оставаться в тени...

- Да уж, - ничего не оставалось делать, как согласиться. - Я про твоего брата говорю.

- А... - Капончик вздохнул. - Да, правда. Я не верил, пока не съездил в Ка-Горск.

- Да, говорят, пока не увидишь...

- Там не на что было смотреть, - резко оборвал Капончик. - Развалины дома да ошмётки в закрытом гробу.

- Почему же поверил?

- Палец с татуировкой видел. Такой ни у кого не было.

- Сочувствую. Ведь брат для тебя был и отцом...

- Не надо, Даша. Я уже много передумал, вспоминал. Жизнь продолжается.

- И что теперь, поедешь наследство принимать?

- Какое наследство? Что мне причиталось, я уже получил.

- А... его дело - разве не к тебе переходит?

Капончик молчал.

- Боря, ты где?

- Ты откуда такие сведения получаешь? Значит, всё-таки я не ошибся?

- Боря, - засмеялась Даша. - Ты ошибся. Дурака свалял. А сведения... Ка-Горск - город маленький, в Москве столько земляков. И до меня дошло. Ну, так как, планы-то какие?

- Да вот, параллельно "Грибзону" новый проект в рок-шансоне запускаю - "Мастер Бо". Со Славой Бобом контракт подписал. Слышала о таком? Легенда русского шансона. Между прочим, тоже наш, азиопский. Родом из ПеЛениноГорска...

- Слышала. Поздравляю... Значит, ты в Ка-Горск теперь точно не уедешь.

- Что я там забыл? Мне и здесь неплохо. Работа пошла, бабки есть, люди есть.

- Значит, в Москве остаёшься? Молодец...

- Конечно, что я - головой больной в прошлое опять окунаться?

Еще несколько минут разговора ни о чём утомили Дашу. Она уже собралась прощаться, когда Капончик сказал:

- Даш, а ты-то чем занимаешься?

- Да ничем.

- Слушай, не знаю, что на меня нашло тогда. Но я как увидел тебя с той наркошей, да ещё у тебя в руках эта дрянь, так крыша и поехала. Мне позвонили в тот день. Намекнули. Насчёт тебя.

- Точно - поехала. Как бешеный на меня накинулся. Не разобравшись - что к чему. А по поводу звонка - Петрович может мстить мне по-мелкому за отцовские закидоны...

- Так, я точно ошибся?

- Может, тебе ещё поклясться? Просто ответов недостаточно? Что за чушь!

- Тогда, это, - Капончик явно замялся. - Может, вернёшься? Снова вместе поработаем. Здорово же было.

- Было, пока ты меня не выкинул, как шкодливого щенка. А что тебе в следующий раз в голову придёт? И снова меня за борт без прободения совести?

- Следующего раза не будет, я много думал. С тобой легко работать. И вообще... - Капончик вдруг осип, - я скучал...

- А что ж сам не позвонил? Может, я под машину попала? Кирпич на голову упал! От передозировки крякнула.

- Этого и боялся, - снова вздохнул Капончик.

- Да нет, жива, здорова. Но ты прав, следующего раза не будет. Потому что не буду я с тобой работать. От твоих бзиков зависеть не хочется. Да и есть у меня на примете кое-что интересное.

- Отец разродился? - упавшим голосом поинтересовался Капончик.

- Нет, папуля в коме. Покончила я с вашим болотом, Боренька. Скорее всего, мы больше и не увидимся.

- Как... Уезжаешь, что ли? - упавшим голосом спросил Капончик.

- Можно и так сказать. Так что, прощай, Боренька.

- Может, подумаешь? На любых условиях, разумных, конечно.

- Вот я и выберу самое разумное. Ни на каких. И думать не буду. Всё, некогда. Счастливо, Борюсик.

Не дослушав, что там ещё начал говорить одноклассник, Даша прервала связь. Сердце возбуждённо билось. Похоже, с будущим всё бы шло к тому, что пророчил Артур. И с Капоном-старшим подтвердилось. Вот это да! Ещё бы насчёт отца проверить. Но как? Артур сказал, что как только она примет решение, отец тут же вернётся к нормальной жизни. Независимо, откажется Даша или согласится. Получается, чтобы проверить и это, надо дать ответ. Дашино сознание раздвоилось.

- Ну, Дашенька, если здесь не липа для лохов, то я, кажется, нашла, чем тебе заняться в ближайшее время, - уверенно заявила одна Даша.

- И ты поверишь в эту ахинею? Тебе голову морочат, а ты "яшек" рой расплодила, - хмыкнул вторая Даша.

Дашка плюхнулась на кровать, обхватила голову руками. Если всё - правда, какую цену придётся заплатить? В бесплатные подарки, пусть даже от судьбы, Даша не верила. А отец? Кто с ним останется? Нельзя же будет разорваться на два фронта. Но не дитя же он, в самом-то деле! Жил без неё столько лет. Подружку найдёт подходящую. Такую же чокнутую. Много их вокруг него вертелось. А достойных среди них Даша не видела. Вот если бы нашлась такая, Даша бы со спокойной душой отреклась от этого мира ради его же, мирского, блага.

И что делать?

Нет, так можно и с ума сойти. Семь кругов вокруг дома - самое лучшее средство для приведения в порядок нервной системы. Даша натянула какие-то джинсы, футболку и выскочила из квартиры. Когда отступит мандраж, проклюнется ясность мысли.

 

5.

Капончик

Он ещё долго слушал гудки в трубке. Потом зашвырнул трубку в угол и шагнул к бару. Но тут же одёрнул себя: нельзя привыкать, наследственность и так алкоголическая.

Капончик так и не понял: что на него тогда нашло. Как мог подумать, что Даша - наркоманка? Словно околдовал кто, морок навел.

Сколько ж раз он дурак? Дурак, что сорвался на неё, дурак, что притащился сюда, дурак, что не позвонил Дашке первым. Может, действительно, надо было занять место брата? Искать убийц, найти, примерно наказать, укрепив тем самым авторитет. И ведь братки были уверены, что Капончик чисто-конкретно так и поступит. Его же чуть не разорвали, когда отказался.

Сколько времени и нервов он потратил на объяснения. Тем более что Борис уже отвык говорить на их языке. Свалил всё на волю брата, прости, родной. Мол, ещё при жизни Капон сомневался в способности младшего брата вести бизнес настоящих мужчин. Потому и отправил его в Лондон учиться, потом в Москве к другому делу приставил. А на своё место он другого кандидата прочил. И бумагу написал на этот счёт. Кто ж знал, что весь дом взлетит на воздух? Вместе с завещанием.

Вот пусть теперь и гадают: кого Капон выдвигал в паханы. Пусть глотки перегрызут друг другу, а его, Капончика, в покое оставят.

Борис и сам не ожидал, что затянет его новое дело. Ведь ни черта в шоу-бизнесе не смыслил. Научился. Понял. Вник. Дашке спасибо. Капончик вытащил из-под подушки шарф с вышитой волчьей мордой. Сентиментальность - тоже приобретённое. С малолетки. Какие они там песни пели - слезами умыться можно: "А голуби летят над нашей зонооой... А приведите сына моего..." Агууу...

Хотя, при чём тут сентиментальность. Дашка его из того нужника вытащила. За собой тянула, сама не зная. Потому он и стал тем, кем стал. Потому сейчас и чуяло его сердце: висит чернота над Дашкой. Неясная, смутная. А что он может сделать?

 

6.

Артур:

Оставлять девчонку без надзора после первичной обработки было опасно. Сознание часто откликается непредсказуемо на вакцинацию провокации. А поручать кому-то отслеживать размышления и действия подопечной - верх глупости. Вот Артур и торчал под Дашиными окнами. Эпизодически, оставлял образ в салоне - для  экономии сил - и проскальзывал в квартиру, проверяя настроение, общий тонус объекта, направление мысли. Началась самая нудная работа: ждать, чтобы не пропустить момент, когда девочка мысленно скажет "да".

Работа не просто нудная - изматывающая. Сколько приходится тратить энергии, чтобы держаться в образе. Артур оценил своё нынешнее состояние - примерно половина по энергетической шкале. А ведь недавно заряжался!

Конечно, можно бросить образ в машине и засесть в засаде непосредственно возде объекта - в квартире музыканта. Все равно никто его не увидит. Да и контакт будет крепче. Но… Здесь на передний план выходили личные интересы Артура. Следуя этим интересам, он должен быть в образе человека. Даже вопреки инструкции. И плевать, что с каждой подзарядкой истачивается, изнашивается сознание.

Силы потом можно и восстановить: намекнуть Шефу, что он рискует потерять ценного работника. И пройти долгосрочный курс реабилитации - за особые заслуги. Хотя реабилитация - тоже палка о двух концах. Стоит хоть ненадолго удалиться от дел, расслабиться - тут же твоё место займёт молодой прыткий, и ты станешь не нужен.

Эх, ещё знать бы, ради чего такой напряг? В чём эти особые  заслуги состоят? Что Артур высиживает в этом дворе, какие яйца? Темнит Шеф. Сам-то, между прочим, ведёт довольно-таки активный образ жизни. А донорами не пользуется. Как так получается? Мог бы и посвятить. Сколько раз Артур доказывал свою преданность и не просто полезность - необходимость!

Иногда Артур облетал дом с другой стороны, разглядывал окна. В один из таких выходов едва не проворонил Дашу. Девчонка выскочила из подъезда, как ненормальная. Артур от недоумения на секунду выпал из сценария. Недавнее посещение не предвещало подобных поступков. Ну да, нервничала, но не до такой же степени, чтобы бежать, куда глаза глядят. Непредсказуемая особа! За такой глаз да глаз.

Артур сквозанул в машину, сгоряча запутался в образе. Пока, чертыхаясь, разобрался, Даша завернула за угол.

"Девчонка та ещё штучка", - думал Артур, включая зажигание.

 

7.

Он осторожно выехал из двора, обходя коварные ловушки жильцов, не желавших, чтобы их покой нарушал шум двигателей. Петляя между домами, Артур задел рукой ручку приёмника, и из динамиков хор бородатых мальчиков бодро забасил полузабытое, канувшее в глубины поп-анналов Леты: "То ли ещё будет, ой-ё-ёй".

- Тьфу, зараза! - ругнулся Артур, выкручивая ручку обратно.

- Злословите? - раздался голос сзади.

Артур резко затормозил и стремительно оглянулся, непроизвольно цыкнул зубом и обнажил громадные клыки.

- Ох, как страшно! Только вот правый глаз не дотягивает до истинной багровости. Что это? На зубике кариес. Лечить вовремя надо, а то подведёт в самый ответственный момент. - Развеселился нежданный попутчик. - Оставьте ваши вампирские штучки. На меня это не действует. Я вашу маску, как свою, знаю. Или это невольная защитная реакция?

- Вы что тут делаете? - сухо спросил Артур. - Что за выходки наглые? Шпионите?

- Боже упаси! Для чего мне ещё утруждать себя слежкой? Я и без того знаю каждый ваш шаг.

- Вы мне наблюдение срываете. Покиньте машину!

Наблюдатель сморщился:

- Вы ничего не путаете? Наблюдатель, по-моему, я. Так вот, никакой надобности вести объект нет. По всем вероятностям с ней ничего не случится. Побегает и обратно прибежит. А вы бензин жечь будете, ещё машину покорежите - есть такой вариант. Так что останемся здесь. Или лучше вернёмся во двор, чтобы ваша душенька о Дашеньке была спокойна. Своими глазами увидите, как она придёт домой в полном психическом равновесии. Вечером.

Артур послушно вывернул руль, и машина, развернувшись, поползла на прежнее место. Выключив движок, Артур повернулся к Наблюдателю.

- И зачем вы здесь?

- Да вот, пролетал мимо чёрт без портфеля, увидел вашу машину. Дай, думаю, хоть раз нормально с коллегой пообщаюсь. А то - сколько уже работаем вместе, а по душам ещё ни разу не разговаривали. Рюмочки вместе не выпили. Я и захватил с собой.

Наблюдатель набросил образ и поднял вверх руку с серебряной фляжкой:

- Люблю серебро. Самый полезный для здоровья металл. Хоть мне о здоровье беспокоиться и незачем, а всё равно приятно. Глотнёте? Вчера доставили из Англии. Замечательная штука, не та китайская гадость, что я раньше хлебал. Вы как - серебра не чураетесь? Я слышал, вашему сословию оно - что ладан.

Артур задвинул клыки, потушил глаза, молча взял фляжку и сделал глоток. Действительно, изумительное вино. А вот от серебра и впрямь замутило. Когда же кончится это мучение вампирским идиотизмом? Прямо какой-то неизлечимо хронический "вампирский насморк".

- Так что вы хотели? - спросил он, возвращая фляжку. - Никогда не поверю, что вы просто так появились в моей машине. Выкладывайте.

- Ну, к делу, так к делу. - Наблюдатель приложился к горлышку и, прикрыв глаза, запрокинул фляжку.

- Замечательное открытие - образ. Можно позволить себе маленькие радости. А иногда - и шалости. Правда, вам не слишком повезло с донорами, примите соболезнования. Кстати, я нашёл более лёгкий и быстрый способ оплотществления. Не знаете? Конечно, не знаете. И ещё много чего не знаете. И не узнаете никогда. Впрочем, как наша доверительная беседа сложится. Итак... За последние восемь лет моей работы в институте я развернулся вовсю. Думал: вот, наконец-то свершилась мечта всей моей жизни - творить, придумывать, решать, открывать новое, неизведанное, - Наблюдатель потряс фляжку, внутри забулькало. - Но все мои работы постигла та же участь, что и прижизненные. Я делаю открытие, тащу его шефу в клювике, получаю высочайшее рукопожатие. И только.

Кто видит мои труды? Куда идут мои усилия? В копилку ГэБи Алхимика. Он, как паук загребает всё, а потом моё открытие вылезает где-нибудь в Ираке или на вооружении у террористов. И главное, зачем шефу это? Деньги ему не нужны. На государственные награды рассчитывать не приходится. Всё делается исключительно для удовлетворения амбиций жирного слизняка. Что же должен чувствовать я? Учёный, который всё это придумал, вывел, расписал и принёс ему на блюдечке?

 - Пожаловаться пришли? - холодно перебил коллегу Артур. - Не по адресу. К тому же, речи ваши крамольны и опасны. Я не могу ручаться, что разговор останется в тайне.

Наблюдатель покачал головой.

- Я здесь не для того, чтобы жаловаться. У меня предложение. А вы - в штыки. Сразу предупрежу от возможных ошибок. Шефу вы ничего не скажете, - поднёс фляжку к губам Наблюдатель. - Иначе я расскажу Алхимику, что вы, находясь на задании, занимаетесь членовредительством - используете образ в засаде. В личных целях. И из-за этого чуть не потеряли объект. А потом поведаю шефу о ваших тщательно запрятанных мыслишках, - вино забулькало в глотку. - Что вы на меня так смотрите? Коллега, я не был бы Наблюдателем, если бы не просчитал ваши настроения. Потому-то именно вас и выбрал для серьёзного разговора.

Не знаю как для вас, а для меня давно не секрет, что Алхимик на самом деле - обычный администратор. Если он и занимался когда-то наукой, это было давным-давно - на дилетантском уровне. А прославиться очень хотелось. Не получилось - сдох от злости. И после смерти приобрёл возможность осуществить свои мечты чужими руками.

Я знаю о печальной участи моих предшественников и не хочу последовать за ними. Я хочу работать над своими темами, хочу, чтобы мои разработки получали продолжение под моим наблюдением, а не зажимались в жадном, потном кулачке. Вы сами знаете, что кресло шефа вам пошло бы больше, чем ГэБи. Почему бы нам ни совместить наши стремления?

Наблюдатель снова присосался к фляжке, ожидая ответа.

- Почему я должен вам верить? - помолчав, спросил Артур.

- Во-первых, вам это тоже выгодно. Во-вторых, я сдам вас в случае отказа, чтобы вы не сдали меня. Как видите, всё очень просто. И, в-третьих, если вы скажете "да", я в знак скрепления договора, вместо печати, открою вам секрет шефа. - Наблюдатель скорчил рожу. - Великую тайну, страшную-у-у, - он засмеялся. - Я не тороплю вас. Но и много времени на размышления не дам, потому как у нас его просто нет. Если вы решитесь, всё надо будет провернуть очень быстро. Иначе следующего шанса придётся дожидаться ещё лет пятьдесят, может, больше. Да и то неизвестно, представится снова такая возможность или нет. - Наблюдатель допил из фляжки последний глоток и начал растворяться. - Думайте, решайте.

Артур лихорадочно соображал. Упоминание про последний, может быть, шанс перевесило все его сомнения. В таких делах - либо пан, либо пропал. Третьего не дано.

- Подождите, - окликнул он тень Наблюдателя. - Я согласен.

- Вот это разговор, - снова начал обретать человеческие черты собеседник. - Это мне нравится. Раз - и готово. Тогда ставлю на соглашение печать. Слушайте.

В руке Наблюдателя появилась новая фляжка, точная копия первой. Он мотнул ей в воздухе.

- А?

Но Артур отрицательно затряс головой - настороженно и молча ждал продолжения.

- Ну, так вот. Я почему говорил о самом подходящем моменте? Не так давно я рассчитал формулу, по которой каждая Тень может подыскивать себе долговременного персонального донора. Своеобразную "батарейку". Я прилетел к шефу, даже забыв напялить образ, тем самым нарушив один из самых строжайших и нелепейших приказов - не слоняться по институту Тенью. Но к моему удивлению, особого впечатления на шефа моё открытие не произвело. Он сказал, что это давно известные прописные истины, ничего сенсационного здесь нет и вообще, хоть я исключительный сотрудник, но его приказы едины для всех. Однако разработки забрал. К себе я вернулся, словно оплеванный. Но быстро опомнился, сложил разрозненные кусочки мозаики и пришёл к интереснейшему выводу. Знаете, к чему весь нынешний аврал?

Сейчас шеф озабочен подготовкой новой "батарейки" - питающего двойника. Собственно, этим вы и занимались последнее время.

Артур, подался вперёд, но Наблюдатель пресёк вопросы.

- По порядку. Слушайте очень внимательно - такой двойник есть у каждой Тени, на то она и Тень.

О двойной спирали ДНК представление общее имеете?

Артур снова молча затряс головой - утвердительно и нетерпеливо. Мол, продолжай, продолжай...

- Постараюсь теорию "батарейки" кратко изложить в нескольких фразах. Вы умны - основную суть схватить успеете. Начать придётся с фундаментальных постулатов:

...Каждая судьба уникальна.

...Природа всё-таки любит повторяться, но только в параллелях, противоположностях и в Зазеркалье. Число нитей судеб конечно и равно количеству комбинаций ДНК. Каждая судьба перевита со своей комплементарной парой.

...Судьба человеческой особи не есть полный цикл судьбы. Она только звено в какой-то нити уникальной судьбы. Отмеренный судьбой срок жизни человека - длина звена в нити. Умер человек естественной смертью, выполнив своё звено предназначения - нить судьбы подхватывает следующий в цепи. Общее конечное предназначение всего человечества мне пока неведомо. Ничего по этому поводу не скажу.

С убийством может быть по-разному. Здесь сложно сказать определённо, нужно рассматривать каждый конкретный случай. Пропустим.

...Суицид в запрете у большинства религий, чтобы не рвать нить судьбы. Человек - не хозяин ВСЕЙ нити судьбы.

...Каждая Тень - последнее грубо оборванное звено в своей линии судьбы. Но... У каждой Тени остаётся резервная линия - вторая нить-двойник в паре! Этот взаимодополняемый двойник и есть "батарейка" - идеально стабильный донор. Но... Если его довести до суицида - двойник-Тень лишается своей "батарейки" навсегда.

...Вычислить свою "батарейку" - неимоверно трудно. Но я знаю как. И умею.

Ну вот, необходимое я сказал. Станет интересно - потом спрашивайте детали, не стесняйтесь. С удовольствием объясню. Я из "батарейки" военной тайны делать не собираюсь.

Тень, подключенная к двойнику приобретает стабильное состояние оплотществления. Можно питаться от донора, но это хрупко - донор может разувериться, его энергии хватает ненадолго. Опять же, сознание изнашивается. А "батарейка" - это на десятилетия. Железобетонно.

Штыри сознания Тени входят в пазы сознания "батарейки", возбуждая настоящий фанатизм по отношению к идеалу "батарейки" и пожизненную привязанность. Высчитать же идеал для уже известной конкретной "батарейки" может любой посвящённый, сейчас для этого не надо напрягать мозги - запустил анализатор, и пусть стрекочет потихоньку. Конечно, чтобы в совершенстве соответствовать идеалу, надо быть хорошим актёром. Но и этому можно научиться. А уж шефу-то в искусстве перевоплощения равных нет - он у нас гибкий.

Я же не дурак, могу сообразить, что шеф просто так не оставит проникновения в его тайну - кто бы это ни был. И в самое ближайшее время меня ожидает капсула. Так почему бы ни попытаться опередить его? Я учёный, я хочу работать. Но не в таких кошмарных условиях, не под колпаком у ГэБи. А с вами мы больших дел наворочаем... Можете мне поверить. По большому счёту, мне всё равно, под кем заниматься научными изысканиями. Лишь бы работать не мешали. Так уж лучше пусть будете вы, чем администратор-параноик, помешанный на власти.

Артур обалдело переваривал услышанное. А Наблюдатель, сделав короткий перерыв на очередное возлияние, продолжал:

- Теперь самое интересное: пока Тень присоединена к "батарейке", она неуязвима. Абсолютно. Капсула Джафара бессильна: можно залить в кувшин Воду, но нельзя запихнуть туда кусок льда, помнящий форму. Но едва рвётся связь меж "батарейкой" и Тенью - бери её, голенькую, бесформенную, одним вдохом капсулы. Только - улови момент разрыва связи...

Артура, внимательно вслушиваясь, неосознанно начал что-то рвать и душить в пустых ладонях. Наблюдатель незаметно следил за реакцией Артура на свои опасные провокационные слова - благо, тот сейчас "был в теле" образа.

- Если раньше шеф запасался новой "батарейкой" заблаговременно, пока ещё старая пашет на приличную мощность, то на данный момент дела шефа неважные. - Наблюдатель умолк на минуту и выдал расчётную порцию доверительного откровения:

- Я совершил промах, раскрыл перед подонком свои карты, и пойду до конца. Мы нужны друг другу. Я - тебе, ты - мне, - перешёл на "ты" Наблюдатель. - Видишь ли, в силу специфики своей работы, я знаком с "батарейкой" шефа. Просчитываю для неё вероятности, мало ли что, живой человек - хрупкая конструкция. И знаю больше, чем мне положено.

Так вот, счёт времени идёт на сутки: старая "батарейка" уж больно плоха. Может так случиться, что она внезапно умрёт. И если это останется незамеченным в течение определённого времени, шеф станет слабее рядовой Тени, пока не подключится к новой "батарейке".

- А донор?

- Его ещё вычислить надо, найти... Думаю, до этого не дойдёт. Мы шефа раньше нейтрализуем. Главное, чтобы он до новой "батарейки" не дотянулся. Чтобы знал о ней как можно меньше - тогда, даже сломав нашу защиту, Алхимик не сможет внедриться в её сознание и хозяйничать там.

- А "батарейка"...

- Да, твой последний объект. Девчонка эта - Дарья... Я понимаю, информации слишком много, чтобы ты всё сразу смог осознать. Очухаешься, зайди ко мне, только не тяни, времени очень мало. Давай, Артур. Шевели мозгами.

Наблюдатель прикончил вторую фляжку и быстро растаял в воздухе, оставив Артура с роем взбесившихся мыслей.

 

8.

Артур

Сногсшибательная информация породила хаос в Артуровых мозгах. Пары часов хватило, чтобы слегка упорядочить мозговой бедлам. Но сидеть на месте Артур не мог. Он наплевал на все инструкции и не стал дожидаться, пока объект вернётся домой. Во-первых, Наблюдатель заверил, что с Дашей в этот день ничего не случится, а во-вторых... да чёрт с ним, с во-вторых!

Преступно оставив пост, Артур рванул в институт - договорить с Наблюдателем и просмотреть общую атмосферу.

Он припарковал машину за два квартала и пешком добрался до института. Но входить не стал. В тени кустов была искусно замаскирована скамейка, изредка скрывавшая Артура от посторонних глаз. Оттуда ему было видно крыльцо института, всех входящих и выходящих. А его не видел никто. Не надо даже тратить силы на сбрасывание образа. В принципе, задание шефа выполнено - контакт с Дашей установлен, зерно посеяно. Как примерный подчинённый, он постарался на славу. Теперь можно подумать и о себе. Артур нырнул в кусты и вернулся к недавнему разговору.

Прислушавшись к себе, Артур с удивлением осознал, что остатки былого пиетета перед шефом исчезли. Сколько можно лелеять благодарность? Века приглушили чувство признательности. Что шеф, в принципе, сделал? Уничтожил Инквизитора, который в своё время предал Артура? Не для Артура же он старался. У Алхимика выхода не было - нельзя было оставлять Инквизитора. Двум богам на одном Олимпе не править. Артур и так слишком долго платил за услугу.

Артур давно уже не слишком обольщался насчёт шефа.

Истинную цену Алхимика он понял не сразу. Но когда разглядел в нём обыкновенного администратора с диктаторскими замашками, было уже поздно что-то менять. К тому же, альтернативы Алхимику не было. А к Артуру шеф относился чуть ли не по-дружески.

Артур решил, что от добра добра не ищут и остался при Алхимике.

Шеф был не самым плохим руководителем. А что загребал жар чужими руками, так чиновники они все такие - самой природе их необходимо почитание, всеобщее поклонение. Иначе зачахнет и сдохнет ощущение собственной важности.

В принципе, Артур честно служил при Алхимике. И не строил козней за спиной, не плёл интриги. Правда, иногда поднималась глухая злость на этого самодовольного индюка, занимающего не своё место. Хапнул Большую Королевскую Печать - и знай верши судьбы. Но он быстро глушил недовольство, напоминая себе, что с Инквизитором - приди тот к власти - вообще неизвестно как бы сложилось.

Всё же в последнее время Артур частенько ловил себя на мысли, что Алхимик не на своём месте. Но Артур давил в себе эти бунтарские порывы, понимая всю их бесполезность, и ограничивался осторожным ворчанием наедине с собой.

Бывало, он прикидывал так и этак, прокручивал варианты, но всякий раз убеждался в неминуемом провале, за которым непременно последует наказание. Время от времени Артур сооружал очередной воздушный замок, но скрупулезный анализ развеивал изящную постройку в дым. Никак не подворачивалось возможности единым духом перемахнуть бессчётные ступеньки, чтобы оказаться на самом верху. Нужен был помощник. И не рядовая Тень, а гениальный или, по крайней мере, талантливый интеллектуал. Но как подчинить себе такого? И всё возвращалось на круги своя.

Мечты оставались мечтами. И вот вмешался Случай. Что самое интересное, это произошло, когда у Артура появилась чёткая цель. И вот на горизонте забрезжила надежда. Артур, никогда, даже будучи человеком, не верил ни в чёрта, ни в Бога, ни в какую другую мистическую дребедень. Но в том, что просвет появился после кардинального изменения помыслов, усмотрел руку Провидения. Значит, на самом деле, его прежние мечтания о власти ничто по сравнению с нынешним? Значит, это - настоящее? Неужели он нашёл истинный смысл существования?

Не зря Артур именно сейчас узнал массу интересных вещей. Самой ценной, конечно, была информация о "батарейках" - Артура прямо затрясло в машине, когда он понял, о чём речь.

Тогда-то и забрезжили перед Артуром конкретные перспективы, не то, что раньше - приблизительные и неясные.

Шеф тщательно скрывал сведения о "батарейках", тут он мастер. Сколько напускалось тумана раз примерно в пятьдесят лет. Артуру давалось задание срочно подыскать умного многопрофильного учёного. Артур из образа выворачивался, но находил такого, провоцировал самоубийство и доставлял новообращённого шефу, минуя все центры реабилитации.

Армия Теней росла. Во все времена самоубийц было предостаточно. Но конец двадцатого века оказался особо "урожайным". Вешались и выбрасывались из окон старики, отчаявшись прожить на жалкие крохи, подбрасываемые с барского стола государства, да и молодёжь активно сводила счёты с жизнью. Меньше стало самоубийц средних лет. Почти исчезла такая веская для ухода из жизни причина, как неразделённая, несчастная любовь. Зато увеличилось число психически ущербных и невротиков. Из них получались неполноценные Тени. Пришлось взять суицидников под особый контроль.

Через теневых агентов в милиции отслеживались все случаи самоубийства, в морг выезжала группа срочного реагирования. Первые несколько часов, иногда - дней, недоумевающая Тень неотступно следует за телом, и её можно легко отловить, протестировать и в случае неполноценности объекта отправить в капсулу.

Бывали и ошибки. Не один раз группа регистрировала отсутствие Тени, что означало насильственную смерть. Об этом сразу сообщалось теневому сотруднику милиции, и начиналось расследование. Многим теневикам именно так удалось продвинуться по служебной лестнице.

И теневым газетам тоже приносило немалую пользу - повышение тиража, доверие читателей. А средства массовой информации весьма ценились шефом Теней - подпитка веры у народа руками газетчиков, телевизионщиков и прочих СМИшников весьма эффективна. Любую "утку" (кроме, естественно, больничной) запусти под пикантным соусом - и вот тебе объект веры для оплотществления Тени.

По всему миру раскинулась теневая сеть. Наместники Алхимика были везде. Наиболее способные Тени переводились в институт к шефу, в Россию - в этой стране самая благодатная почва для накопления психокинетического силового потенциала.

Трудоспособную Тень из морга увлекали в центр реабилитации. Там под наблюдением опытных наставников Тень приводилась в порядок, узнавала теневую историю, осознавала случившееся преобразование и получала первичное образование. Когда выявлялись способности и наклонности нового собрата, определялась его специализация. И дальнейшее образование шло по узкому коридорчику знания и умения, определённому строжайшими рамками - незачем знать больше положенного.

Тени указанных Алхимиком учёных поступали в полное распоряжение шефа. Никто их больше никогда не видел и не ощущал. Чем учёные Тени занимались, над чем работали - оставалось тайной. Спустя короткое время по приказу Алхимика мобилизовывались лучшие силы на поиск нескольких человек. Этих смертных тестировали и отпускали восвояси. Данные анализировались по специфической методике и доставлялись шефу.

Никаких изменений в жизни испытуемых не происходило - Артур потихоньку отслеживал линии судеб - выборочно. Но так и не смог понять - для чего эти люди понадобились шефу.

Артур, руководивший поисками и доставкой объектов, терзался догадками. Пытался сделать какие-то выводы, ломал голову, силился прочитать между строк компьютерных распечаток досье. Психика, интеллект, уровень самосознания, внушения, вычисление идеала... Зачем, для чего - было покрыто толстенным слоем мрака.

Единственное, до чего додумался Артур, что дело связано с легендарным могуществом и неиссякаемой силой шефа. Шеф не пользовался донорами, а существовал во плоти. Даже образа не менял ни разу. О супер-глюконности шефа ходило много легенд. Алхимик слыл феноменальной Тенью, обладающей уникальным даром - не зависеть от людей. Но никто не решался глубоко лезть в эти тайны. Артур тоже не заходил далеко: он знал, куда девались слишком любопытные.

Со временем тайна Алхимика стала привычна, как и работа над ней. Артур находил указанных кроликов, проводил необходимые тесты. Впрочем, последнее задание отличалось от предыдущих. Кролик, вернее - крольчиха - была одна.

Коллектив учёных заменил один-единственный Наблюдатель. Он, судя по всему, успешно справлялся с задачами, над которыми до него трудились несколько Теней. И держался Наблюдатель на своём месте уже достаточно долго. Артур удивлялся такому доверию со стороны шефа. А оказалось, всё просто: чем доверяться нескольким, уж лучше одному. Тем более, если этот один стоит целой лаборатории.

Тестирование и анализ передавали Артуру, как особо доверенному лицу. Все операции и расчёты производила написанная Наблюдателем программа - Артур только данные закладывал и получал выплюнутый принтером результат. И понять что-либо по-прежнему было невозможно.

Нечего сказать, шеф искусно скрывал информацию о "батарейках". И правильно делал, между прочим. А то много нашлось бы желающих сравниться силой с шефом. Зато при умном соблюдении тайны можно оставаться несомненным лидером, прикрываясь необыкновенным даром Природы.

Значит, весь фокус заключался в том, что "батарейка" есть у каждой Тени. И у Артура тоже. А это уже шанс хоть на йоту, но приблизиться к исполнению заветного желания.

 

9.

К институту подъехала машина. Из салона вылезли плотные ребятки, обозрели окрестности, и из автомобиля показался пузатый дяденька. Заказчик, узнал Артур. Ферапонтишка Мыльный. Вот уж скользкий тип. За каким чёртом Алхимик связался с этим мафиозным шишаком? Воистину шеф не ведает, что творит. Нам, конечно, эта доморощенная коза Нострадамуса вреда не принесёт, но зачем руки-то марать. Хотя, сейчас визит Хитрованова как раз в пору: пусть займёт шефа, а мы этим воспользуемся.

Заказчики общались только с шефом. И заседали они обычно по два-три часа. На обсуждение первоначального плана должно хватить. Довольно ждать. Он забыл старую добрую истину: владеешь информацией - владеешь всем. А информации у Артура предостаточно. Пора начинать действовать. Эх, ещё бы одного помощника…

Артур поднялся, прошёл тропинкой до тротуара и вынырнул на улицу. У входа его обшарил колючим взглядом один из охранников высокого посетителя и, не учуяв ничего подозрительного, посторонился, пропуская Артура.

Кабинет Наблюдателя был закрыт. Но Артур знал, что хозяин на месте. Он постучал условным стуком, и дверь тут же отворилась. Наблюдатель уставился пустыми глазами, тускло поблескивающими на желтоватом восковом лице.

- Роскошествуете? Я не Шеф, могли бы и безобразным войти. А уж стучаться - и вовсе гусарство. И без того потратились на дежурстве сверх меры. Экономнее надо быть, силы вам ещё понадобятся.

Артур хмыкнул, кивнул в знак согласия - отметив мельком непроизвольное лишнее движение. Сколько таких он совершает за цикл. Прав Наблюдатель - расточительство.

- Вот какое дело, - лениво, как бы нехотя, начал он, и тут же одёрнул себя: лишние слова - дополнительный расход энергии. - Время подходит. Ситуация - благоприятная, - экономно построил фразы Артур.

- Чудесно. Пусть и дальше всё идёт по инструкции. Как только объект согласится...

- А если не согласится?

- Артур, здесь двух вариантов быть не может - согласится. Тащи её сюда, проводи все тесты на совместимость, что там ещё, какие процедуры пропишет шеф. Только вот знакомить их ни в коем случае не надо!

- А если он будет настаивать?

Наблюдатель задумался, пожевал губами.

- Тяни время. Можно придумать тысячи причин.

- А почему нельзя сейчас… э-э… заняться переменами?

- По ряду причин. Ну, например, старая "батарейка" ещё работает. Во-вторых, на тревожной кнопке нужен свой.

- На какой кнопке?

- Которая контролирует "батарейку". Видишь ли, пока она жива, мы можем подменивать информацию, поступающую на пульт.

- Что за пульт?

- Да видел ты, и не один раз, эту электронную дуру. В комнатёнке рядом с кабинетом ГэБи.

- Где дежурный синоптик по слежению за климатом в коллективе бездельем мается?

- Ага, синоптик... Не только тебя ГэБи ввёл в заблуждение, для чего эта хрень. Не переживай, дежурный за пультом - и тот не в курсе, что охраняет. Выдрессирован, как мартышка. Знает только одно - какая картинка должно быть на экране монитора. Изменилась - срочно доложить лично шефу.

Это всё детали. С пультом я своюю, и мы будем держать Алхимика в неведении относительно состояния "батарейки". Если грамотно поставить дезо-экран, шеф некоторое время не почувствует, что у "батарейки" самочувствие резко упадёт до нуля. И будет принимать ту информацию, которую предоставим мы.

Но аварийный мониторинг не обманешь. Едва "батарейка" окажется на пороге смерти, даже не на пороге, а на полпути, на пульт поступит сигнал тревоги. С момента поступления сигнала у шефа будет время - либо принять меры к спасению дохлой "батарейки", временному - до активизации свеженькой, либо подготовиться к существованию без неё.

Таким образом, до того как я управлюсь со старой "батарейкой" и очищу для тебя поле деятельности, надо найти преданную нам особь и провести соответствующий инструктаж.

- Понятно. Это всё?

- Тебе мало? Могу перечислить ещё десяток причин. Только надо ли?

- Не надо.

- Я тоже так думаю. Сейчас самое уязвимое место - Даша. Её надо прикрыть. Если он до неё дотянется, мы не справимся. Кому ты можешь доверить её защиту?

Артур почему-то вспомнил Ирину, но пожал плечами.

- Надо подумать.

- Думай, и приготовься к хорошей выволочке от шефа.

- Я представляю, - кисло усмехнулся Артур. - А ты не забудь, что тебе ещё надо будет отвлечь его.

- Это не твоя забота. Если я сказал, что мы в одной команде, значит, так оно и есть.

- Тогда... - Артур замялся, как мальчишка.

- Не помогу ли я тебе с "батарейкой"? - предупредил вопрос Наблюдатель.

- Да, - выдохнул облачко глюконов Артур.

- Какой разговор, легко. Но только после того, как дело будет сделано. Это защитит тебя от ошибок, скоропалительного затмения рассудка и прочих непредвиденных коллизий.

- А мои гарантии? - попытался торговаться Артур.

- Слово Наблюдателя: я отдам тебе твою "батарейку".

Артур покинул кабинет Наблюдателя в полной уверенности: партнёр не обманет, если Артур выполнит свою часть сделки. А ради этого он искрошит в салат всех Даш и тех, кто ещё встанет на его пути.

 

10.

Едва за Артуром закрылась дверь, Наблюдатель потянулся к телефону потусторонней связи.

- Добрый день. Продолжайте использовать матрицу образа и документы на имя Б.Г.Любова. Постельно-алкогольный режим обработки объекта усилить до категории "Кома-с-Утра". Рекомендую незамедлительно освежить в памяти ваши первичные церковно-приходские поп-навыки. Вы мне понадобитесь ещё для одного не менее важного дела. Рабочая форма образа: ряса, крест, борода, худощавость, рост - метр девяносто пять в ботинках. Будьте готовы.

 

Нам предъявили счет: