Автора!!!: Мастер: Аппендикс: Общак:

часть 4 - Один... глава 2: Гапон в гостях у Капона


Тёмная сторона Любви: вид снизу

 

1.

В гости к Капончику напросился священник. Отец Даниил упорно добивался встречи. И Капончик сдался. Вечером в квартире Бориса мелодично запиликал домофон. На экране видеомонитора Капончик увидел лицо, спрятанное в окладистую бороду. Смиренно лучились глаза под кустистыми бровями. Приятно улыбались крупные губы.

- Проходите, святой отец, - вздохнул Капончик, вдавливая кнопку. И хихикнул, подумав: "Приплыли… Картина Брюквина - "Гапон в гостях у Капона".

Отец Даниил не заставил себя ждать. Скоро на лестнице раздались грузные шаги. Капончик распахнул дверь, и священник, перекрестившись, перешагнул порог.

После недолгих церемоний хозяин и гость прошли в гостиную, уселись у журнального столика друг напротив друга. Мягкий приглушённый свет, тихая, непонятно откуда лившаяся китайская музыка располагали к душевной беседе. На столике - дорогой кагор, фрукты. Отец Даниил одобрительно хмыкнул, оглядев комнату.

- Скромно, со вкусом, - похвалил не то Капончика, не то его дизайнера.

- Спасибо, - смиренно отозвался Капончик. - Святой отец, у меня мало времени.

- Понимаю, сын мой, в поте лица своего добываешь хлеб свой, - Капончик не смог уловить и капли насмешки в словах отца Даниила. - Только вот дело моё - крайне деликатно и сложно. Не знаю, с чего и начать, - покачал головой священник.

- Новый колокол? Купола позолотить? Реставрация? Приют? Кладбище домашних животных? - Капончик искренне хотел помочь и святому отцу - высказаться, и себе - поскорее избавиться от гостя. Нужны деньги - так бы сразу и сказал, нечего муки совести корчить.

Борис, несмотря на молодость, верил не всем служителям Бога. Капончик уже знал, что чем дальше от столицы, тем больше святости в слугах Господа. Он помнил одного деревенского батюшку, который несколько лет собирал деньги на новую икону, а когда её привезли в храм, подводил прихожан к святому лику, радуясь, как ребёнок. Но знал Капончик и одного столичного руководителя епархии, купившего себе особняк не за один миллион долларов. Однако сегодняшнего посетителя не мог отнести ни к группе бескорыстных подвижников, ни к когорте хапальщиков.

- Сын мой, не корысти ради пришёл к тебе, - явно огорчился отец Даниил. - Мой интерес в этом деле один: спасти невинную душу. Но говорить об этом непросто.

Капончик сразу соскучился. Теоретические основы религии, вербовка? Лучше бы о пожертвованиях.

- Достаточно ли терпения и веры в душе твоей, чтобы выслушать священнослужителя, не вызывая охрану, службу психиатрической помощи?

Борис подпёр щеку кулаком и тоскливо уставился на батюшку. Привыкнув к частым просьбам о спонсорской помощи и благотворительности, он даже не поинтересовался - какого прихода священник, знают ли отца Даниила коллеги по конфессии. Дело к осени, природа увядает, зато оживает шиза. Рука Капончика непроизвольно нашарила кнопку вызова охраны.

- Ну вот, вы уже насторожились, за убогого меня приняли, - укоризненно произнёс батюшка. - А я же сразу специально предупредил. Не всё так просто. Речь идёт о вашей знакомой. Один раз её душой чуть не завладели. Ещё в Ка-Горске. Помните ту громкую историю с нарко-языческой сектой?

Капончик оторопел. Это не секрет, откуда он приехал в Москву - знали многие. И знакомство с землячкой Дашей тайны не составляло. Тем более, поработать вместе успели. Псих или шантажист? Но Капончик, прошедший суровую уголовную школу, привык не делать поспешных выводов. Как говорил брат, царство ему небесное, деловой человек, в отличие от чекиста, должен иметь холодную голову, железное сердце и перчатки в кармане, чтобы при случае быстро натянуть их на руки и не оставить отпечатков.

Не убирая пальца с кнопки, Борис решил дослушать странного посетителя.

- Говорите, - коротко бросил он, наклонил голову и исподлобья уставился на священника, зная - этого взгляда не выдерживал даже брат.

- Мудрое решение, - отец Даниил заметно расслабился.

Не спрашивая разрешения, он налил себе кагора, выпил, привычным движением руки отёр усы и бороду.

- Ну, так вот. Вашей знакомой грозит новая опасность. Вернее, старая. Если вы помните, её в секте подгрибов объявили избранной. Так ли оно на самом деле - неведомо, но основанием для подобного заявления послужило видение, навеянное вашей землячке грибным зельем.

- Наркота, - знающе обронил Капончик. - Дурь.

- Может - да. А может... Ведь неспроста её нашли даже в Москве. И сейчас ведут серьёзную обработку вашей подруги. Согласитесь, не так важно - избранная она или нет. Она дочь известного музыканта. Через неё можно завладеть...

- Да какие у её отца деньги, - усмехнулся Капончик. - Он, насколько я знаю, отошёл от дел, его капиталов хватит ненадолго.

- Речь не о материальных ценностях. Музыка - мощный инструмент для воздействия на умы. Через вашу подругу можно заставить её отца плясать хоть кадриль, хоть краковяк. И завладеть сознанием людей. Это лишь мои предположения, но я предвижу опасность для христианского мира.

- К чёрту христианский мир, - расчётливо грубо произнёс Капончик, стараясь не выдать волнения. - Дашку напичкают дурью, превратят в безмозглую куклу. Я изучал историю религий и психологию веры. Знаю, на что способны сектанты. Но почему именно Даша? В Москве полно и более известных музыкантов, шоу-идиотов.

- Ну, во-первых, вы сами уже частично ответили на свой вопрос. Какой авторитет у однодневок или надоевшей старой поп-гвардии - Мойши Бойсерева, Фуйнова - прости, Господи, - и прочих. А вот её отец способен на большее. Его депрессия - временна. Потенциал там гигантский.

- А у вас откуда информация?

Отец Даниил тяжело вздохнул:

- По поводу потенциала или вашей землячки?

- Потенциал меня интересует меньше всего. Извините, но ваши доводы по поводу мотивов назревающего злодейства - пока что не убедительны. Кстати, вы не ошиблись, мы имеем в виду одну и ту же девушку?

- Одну, - уверил батюшка. - Вы с Дарьей одноклассники, не так ли?

Отец Даниил назвал Дашкину фамилию, Ка-Горский адрес, номер школы, где они с Капончиком учились.

- Н-да, - нехотя согласился Капончик. - Похоже, вы говорите о той самой Даше. Так, откуда?

- Вряд ли для вас это авторитетный источник информации… Мне было откровение, - развёл руками отец Даниил. - Не кривитесь. Видите ли, я строго постился, поддерживая пост молитвами. Я просил Всевышнего даровать мне возможность спасать души человеческие. Мы все стремимся к этому, но часто бываем слепы, не видим знаков указующих. Я молил открыть мне глаза, дать способность видеть беды людские и чувствовать тех, кто нуждается в помощи. Господь услышал меня. Я увидел сон. Он был так ясен и однозначен, что я решил добиться свидания с вами.

- И каковы же были указания? - насмешливо спросил Капончик.

- Не шутите с откровениями, ниспосланными Б.Г., юноша. Я могу сию минуту уйти и действовать сам, без вашей помощи. Потому что от вас для спасения Дарьи требуется очень серьёзный шаг. Крайне серьёзный. Я не стал бы вас тревожить. Но слишком важная миссия поручена мне - подробнее рассказывать не имею права. Поэтому жертвовать собой мне позволительно только в исключительных ситуациях.

- А эта не исключительная?

- Исключительная. Но ведь Дарья - не единственный человек, попавший в беду. Если я уйду, спасая её, то оставлю остальных без поддержки и помощи.

- Стоп. - Капончик резко поднялся. - Если я вас правильно понял, речь идёт о жизни и смерти, без всяких пафосных смыслов данного выражения.

- Верно, - отёр вспотевший лоб отец Даниил. - Простите, если объясняюсь путанно, но...

- То есть вы утверждаете, что Даше грозит если не смертельная, то очень серьёзная опасность.

- Да. И есть только один способ помочь ей.

- Я знаю этот способ. Конечно, вы не можете сделать этого. Я займусь...

- Боюсь, вы заблуждаетесь. Вы предполагаете...

- Конечно, я убью эту гадину или гадов. Если, конечно, ваша информация подтвердится. Вы мне расскажете - кто, что, где и как - вам же было откровение? И ваша совесть будет спокойна. Вы спасёте душу, а я Дашку.

- Вы не сможете убить тех, кто имеет виды на вашу подругу.

- Вы думаете?

- Уверен.

- Что так?

- Они уже мертвы. Вы не можете причинить им вреда в обычном смысле. Чтобы с ними справиться, нужно самому умереть. И обязательно - по доброй воле.

- Бред, - фыркнул Капончик. - Вы, в самом деле, нездоровы, святой отец. - Капончик встал. - Вам - врача? Градусник? Клизму? Или свечу? Позвольте проводить вас.

Отец Даниил степенно поднялся.

- Вы не поверили, - горько сказал он. - Что ж. Значит, я был неубедителен. Придётся мне самому...

Священник быстрым шагом направился к выходу.

Капончик смотрел ему вслед. Чувства его были противоречивы. Тревога за Дашу, спровоцированная чокнутым батюшкой, сожаление о потерянном времени...

С детства Капончик чувствовал ответственность за Дашку. С той самой минуты, когда она дала понять, что видит в малолетнем Борьке человека, личность, а не испорченного мальчишку с уголовным будущим.

Борис раздумывал, а не вернуть ли странного попа, расспросить получше. Может, пусть не всё, но какая-то доля правды в его словах есть.

 

2.

Вдруг где-то в подъезде раздался звон разбитого стекла, на улице кто-то страшно закричал. Капончик инстинктивно выскочил на балкон: на тротуаре темнело нечто, похожее на большую чёрную птицу. В сумерках не было видно, но Борис почему-то сразу понял: это отец Даниил. И рванул на лестницу. Проигнорировав лифт, он единым духом преодолел несколько лестничных пролетов и выскочил на улицу. Склонившись над священником, Капончик осторожно нащупал сонную артерию. Сердце не билось.

- Жив я... - услышал Капончик. - Не допустил Господь греха...

Это было чудо.

Слабый голос священника дрожал. Борис достал мобильный телефон.

- Тихо, тихо, не надо говорить, - набирая номер "скорой" бормотал Капончик. - Нельзя вам...

- Нет, иначе нельзя, - тяжело дышал батюшка. - Надо добровольно умереть, чтобы спасти девочку. Иначе не попасть в их Мир. Не получилось. Погибнет душа её, а за ней - множество...

- Да помолчите вы, - крикнул Борис. - Сейчас врачи приедут, помогут.

- Не надо, дай мне умереть. Будут большие беды. Она сейчас у них...

- У кого?

- У тех, кто её погубит.

- Да что изменит ваша смерть?!

- Не знаю... Это потом... Меня проведут... Помогут...

- Кто?

- Они... - отец Даниил вдруг начал усердно биться головой об асфальт.

Капончик в ужасе подставил руки, придерживая батюшку за затылок.

- Пусти... Я должен...

Борис усмирял самоубийственные порывы священника до приезда "скорой". Святого отца положили на носилки, погрузили в машину. Капончик протянул врачу деньги:

- В Склифосовского, пожалуйста.

Доктор помялся, но деньги взял.

- Доставим.

- Он выживет?

- Ему Господь точно помогает, если сразу не расшибся - с такой-то высоты…

Капончик возвращался домой в полном смятении. В разные переделки попадал, но в такой был впервые. Поднимаясь по лестнице, он не мог отделаться от зудящих в мозгу последних слов священника. У разбитого окна Борис остановился, тупо глядя на пробоину: стёкла в подъездах элитного дома суперпрочные, и пробить их возможно только из крупнокалиберной винтовки. А чтобы вышибить своим телом - надо родиться метеоритом…

 

Нам предъявили счет: