Автора!!!: Мастер: Аппендикс: Общак:

часть 4 - Один... глава 7: Rewолюция, о которой кое-кто тайно мечтал


1.

Тень Ирины:

Даша вернулась от Артура, после очередной серии тестов, ближе к вечеру. Эмоционально вымотанная, но заметно довольная.

Сегодня Артур отказался увезти её домой на машине, сославшись на срочное дело. Отцу Даша после первой же встречи с Артуром сказала, что с шоу-чехардой покончено: подумала, осознала, отец прав, устроилась работать лаборанткой в институт.

Ирина, дежурившая невидимкой в Шуриной квартире, дождалась, пока девочка покончит с лёгким ужином, и погрузила её в сон. Сомнений больше не оставалось - новой "батарейкой" для Алхимика выбрана Даша.

Внезапно в специально оставленную узкую лазейку сознания Ирины вторгся взбудораженный Артур:

- Начинается. Будь готова. Не волнуйся, действуй, как я учил. Мой блок на девочке ещё стоит, но я сейчас займусь другим делом. Давай мобилизуй все свои силы, моя бесплотная леди. Помни: ты за неё отвечаешь. Никого, ни под каким видом. Почувствуешь - не справляешься, делай, как договорились: безумие или физическая смерть. Мне без разницы.

Разволновавшаяся Ирина что-то начала отвечать, но Артур отключился, как бы мимоходом обронив, что будет находить время проверять. Ирина почувствовала, как завибрировала вся её сущность. Причин для волнения было несколько: сработает ли её щит, ведь она ещё так неопытна? Вдруг страшный Алхимик окажется сильнее? Удастся ли убедить Шуру, спешно доказывая реальность начавшегося бреда? Без его помощи не справиться.

Даша - не в счёт. Не помощница себе, ведь мозги ей законопатили основательно. Дашка ещё совсем девчонка, хоть и выглядит внешне взрослой девушкой. Алхимик безжалостно высосет из девочки все душевные силы, а она до последнего будет считать его благодетелем и учителем.

Ирина помнила, как легко и цинично-весело удалил со сцены её саму, тоже не самую слабую женщину, псевдо-кровосос Федя. Всё бы им целью оправдывать средства. Целители посредственные... И Дашку также, без единой судороги совести уберёт с дороги.

Не хочет Артур активизации новой "батарейки" для шефа. Иначе, зачем этот разговор под прикрытием Воды? Может, к Алхимику кинуться - измена! Тогда он точно сработает на опережение. Но из-под Алхимика Дашке не выкарабкаться.

Кое-как отпихнув неуверенность и сомнения, Ирина вломилась в Дашино сознание, отщепила часть своего, и выскользнула обратно, оставив в Дашке частицу себя - простенький телепатический страж, но сработает.

Накинув образ, Ирина материализовалась, тихонько подошла к Шуре и осторожно тронула за плечо.

- Ирка! - явно обрадовался Шура.

- Пришла - дверь открыта, Даша спит на кухне.

Шуру не взволновала открытая дверь. Он усадил Ирину перед монитором - читать стихи, пришедшие во сне. Читая знакомые строки, Ирина обдумывала: как объяснить нормальному человеку происходящее? С чего начать, чтобы не испугать слишком сильно? Непросто это - объяснять людям то, что кажется им немыслимым. Можно сказать с достаточным пафосом:

- Шура, это война!

- Ирка, извини, мне сегодня некогда. Война отменяется. Все свободны до следующей войны, - наверняка раздастся в ответ.

- Война Теней, Шура!

Конечно, он выслушает. Психушку не вызовет, но всерьёз не воспримет ни единого слова. А если рассказать Шуре его Сны, напеть неспетое, что только начинает робко крутиться в его голове, процитировать пока не сшитые и ни разу не озвученные вслух обрывки будущих текстов, что-нибудь из письма самому себе. Это идея! Не поверить будет невозможно.

 

2.

"А мне приснилось, что Миром правит Любовь..."

(В.Цой, из спетых песен)

 

"...Ему тоже часто снилось, что Миром правит Любовь".

"Куча Любви, реИнкарнации"

 

После долгой беседы с Наблюдателем всё стало понятно. Теперь Капончик знал, что он - Тень, каковыми опрометчиво становятся все самоубийцы. Его наскоро обучили пользоваться энергией доноров. Капончику показалась несерьёзной такая система - уж слишком недолговечна и непрочна была временная оболочка. Ежедневная подзарядка, в лучшем случае - на неделю, утомительна. Постоянно прислушиваться к себе, непрерывно контролировать, быть настороже, как браток на атасе.

Однако Наблюдатель, выслушав сомнения новообращённого, намекнул, что не всё так грустно. И если он успешно выполнит свою часть операции, у него будет шанс существовать в уютном образе долго и спокойно.

Куратор мог и не обещать Капончику светлого будущего. Плевать было Капончику на дополнительный стимул. Наблюдатель убедительно подтвердил - Даша попала под колпак нежити, могущественной и подлой личности. И подвергается серьёзной опасности. Временный командир не стал юлить и вешать "душу раком" на уши, а честно объяснил, что до судьбы Даши ему дела нет. Просто нужен верный и преданный помощник - вербовать такого лучше всего на шкурном интересе. Поскольку уничтожение подлого и могущественного Главнюка автоматически снимает угрозу с девочки, Капончик будет заинтересован в посильном добровольном содействии.

Так аргументировал Наблюдатель вовлечение Капончика в злокозненные игры Теней.

Капончик не обиделся и не оскорбился - сказалась уголовная школа. Подставился - отвечай. Он не думал категориями "ради Даши", "во имя любви". Сделал свой выбор без пафоса и патетики. Назад пути не было. Да Капончик и не пошёл бы в откат, даже если бы предложили.

Наблюдатель показал Капончику точную копию пульта дежурного, объяснил, что нужно делать, вернее, чего не нужно делать. Задание было несложным: погасить сигнал тревожной кнопки и разогнувшуюся в прямую линию синусоиду в ту же секунду заменить подготовленной заставкой-липой.

- Если хорошо постараться, а нужно постараться, - бесстрастно поучал Наблюдатель, - можно успеть почувствовать сигнал раньше, чем кнопка поднимет тревогу. И вырубить. Тогда и у Алхимика на пульте не вякнет. И подмена произойдёт на обоих аппаратах.

- Можно вопрос?

- Валяй.

- А дистанционно-телепатически Алхимик ничего не почувствует?

- Неглупый мальчик, - хмыкнул Наблюдатель. - Пусть тебя это не волнует. Мы уже озаботились на этот счёт.

- Да меня и не волнует, - пожал плечами Капончик. - Привычка - всё предусмотреть. Мало ли...

- Хорошая привычка, - одобрил Наблюдатель. - Думаю, мы сработаемся.

 Немного потренировавшись, Капончик занял кресло дежурного в комнате, куда вели две двери: из коридора, которая почти всегда была закрыта, и из кабинета шефа. Алхимика Капончик увидеть так и не успел. Но догадывался, что именно за этой дверью и обитает тот самый чмо - могущественный и подлый.

Капончик понимал, что участвует в чужой нечестной игре. Но угрызений совести не испытывал. Он внимательно смотрел на экран и терпеливо ждал, бесчисленно повторяя:

 

Угаснет звёздный свет,

Как пепел сигарет...

Вечна в Мире только Любовь.

Только Любовь...

Искры Любви...

Море Любви...

Космос...

"Искры Любви", реИнкарнации

 

...Он успел. Трепещущая синусоида вдруг судорожно взвилась вверх, умирая... Волной метнулась вниз...

Палец уже лежал на кнопке. Капончик не увидел, почувствовал за миг - сейчас красный глаз индикатора нальется энергией... И резким тычком вдавил кнопку отключения сигнала тревоги, не дав автоматике ни единого шанса взвизгнуть.

Капончик не знал, что означает меняющийся на экране монитора график.И представил, что синусоида, мечущаяся вверх-вниз, извивающаяся, словно попавшая в огонь змея, - сказочная игла Кощея Бессмертного. Могущественного и подлого. И Капончик сломает её, освобождая Дашу из плена. Не зря же его лучшими донорами оказались дети, обожающие сказки про Ивана-царевича. Причём, Капончик принимал образ не Серого Волка, а главного положительного героя - спасителя царевны.

Иван-царевич, в принципе, он же Иван-дурак, усмехался Капончик, подменяя картинку корчащейся в последних судорогах синусоиды на спокойный, безмятежный график фальшивого благополучия. Ради этого он добровольно умер.

 

3.

...Глаза ошеломлённых людей: отца и дочери. Исчез Шурин ленивый прищур. А Дашины глаза вообще превратились в два огромных блюдца. Но отступать было некуда.

- "Батарейка" - это ты, Даша. И чтобы доставить тебя сюда, в Москву, поближе к шефу-Алхимику, была выстроена многоходовая комбинация. Я и твой отец, твоя мать и ты, ещё многие люди - были лишь мелкими детальками в сложном механизме. Мне, похоже, повезло меньше всех. Хотя, как сказать.

Если вам спокойнее думать, что перед вами сумасшедшая - на здоровье. Но внимательно слушать меня и беспрекословно подчиняться в ваших же интересах.

Прежде всего, Даша не должна встречаться с Артуром. И тем более с шефом. Ты, Даша, после завтрашней встречи можешь не вернуться из так называемого института. Может, тебя захотят всегда иметь под рукой для простоты подпитки и наибольшего эффекта.

Но в институте явно идёт двойная игра. Если я права, и Артур на самом деле восстал против шефа, скорее всего, ничего страшного для нас не случится. Однако мы не знаем его конечных целей. Поэтому всякое возможно: вдруг он захочет убрать всех свидетелей от греха подальше?

При любом раскладе, нам, друзья мои, надо затаиться. И ждать. Я думаю, очень скоро всё решится. Не зря же мне велено от Даши ни на шаг не отходить. В случае успеха, Артуру Даша больше не будет нужна. А если верх возьмёт шеф, вот тогда…

Конечно, будет лучше для всех, если вся эта братия друг друга истребит. Но на такой счастливый исход надеяться не стоит. Значит, Дашку надо спрятать, не дожидаясь результата противостояния. И чем быстрее, тем спокой...

Даша резко выпрямилась, перебивая:

- А почему вы за меня решаете? Что плохого, если я буду "батарейкой"? При их-то возможностях! Я сама видела! Нечего распоряжаться моей судьбой. Что ты, папа, мне дал? Сначала поманил перспективами, а потом выбросил, как щенкуху, едва у меня только-только стало что-то получаться. Что вы понимаете своими мозгами сонными? Может, это тот самый шанс, которого я ждала всю жизнь? Да я сама туда пойду, бегом побегу. И не удержите меня в своей серости. Тем более, если ему угрожает опасность, надо предупредить. А заодно и доказать мою надёжность.

Читала я эти Дашины настроения, когда копалась в её сознании. Только трудно было поверить, что девочку успеют настолько испортить вирусом власти "только-для-избранных". Причём, она абсолютно убеждена в своей избранности. Похоже, именно это имел в виду Артур, говоря о самых решительных мерах вплоть до ликвидации "батарейки". Если Даша попадёт в лапы Алхимика, весьма неразборчивого в средствах честолюбца, трудно вообразить, что они натворят. Юная хищница и беспринципный, недалекий властолюбец - дуэт получается ещё тот.

Шура опомнился раньше. Видимо, он давно раскусил  характер доченьки. Ни слова не говоря, Шура открыл ящик стола, что-то достал оттуда и подошёл к Даше. Что он хочет? Ласками и разговорами образумить раздувшую капюшон змеюку?

Но Шура завёл руку дочери за спину и защёлкнул на запястье браслет наручников. Даша заверещала, выдираясь. Но отец не обратил внимания на истеричные вопли. Тычками он затолкал Дашу в ванную и надёжно пристегнул к какой-то трубе.

- Посиди, разрядись, Дураселла, - хмуро проговорил Шура и вышел, закрыв за собой дверь на защёлку.

Сколько в пятнадцатилетней девчонке может быть ярости! Она орала, пока не осипла. Ногами лупила по всему, что попадало под руки-ноги. Гремели вёдра, что-то падало. Но Шура не реагировал. А вот мне пора начинать действовать.

Короткий толчок в оболочку защиты заставил собраться "я" в тугой комок, и завертелись намертво въевшиеся в память уроки Инквизитора. Артур подавал сигнал: срочно закрыть объект наглухо. В первый раз от меня потребуется вся масса усилий, впервые предстоит проверить теорию на практике.

Сквозь заслоны от внешнего мира настойчиво пробивался Шура. Вот он сейчас совершенно ни к чему.

- Отвали на кухню! - рявкнула я, выключившись на миг из процесса.

И снова ушла вовнутрь, чтобы через мгновение начать собирать весь доступный информационный мусор эфира - забросать им, как вонючим кошачьим дерьмом Дашины мозги. Поторопись, Тень. Помоги мне, Инквизитор. Я слаба, но ты-то - великий Мастер.

Извини, девочка, так надо.

 

4.

Даша быстро поняла, что воплями ничего не добьётся. Но отказать себе в удовольствии безнаказанно пошалить не могла. Она щедро выплескивала поднявшуюся волной злость, используя возможность высказать накипевшее на полную катушку. Даша сознательно дала выход ярости, не стесняясь и не ограничиваясь. Энергия выходила бурно и ярко. И вдруг резко вышла вся до капельки.

Даша страшно ослабела. Подкосились ноги, уронив тело к подножию старого унитаза. Безвольно поникли руки, звякнув, скользнули по трубе на пол наручники. Голова склонилась над унитазным пластмассовым кругом. Аммиачный запах породил суетную мысль, что давно надо бы помыть, а ещё лучше заменить старого белого, потерявшего фаянсовый блеск русского друга на какого-нибудь цветного, заморского. Но эта мысль скоренько увяла, задавленная шумной толпой голосов, затрещавших и заскрежетавших вдруг в голове.

- Снова унитаз, ну, сколько можно…

- Сейчас начнётся, как тогда в ресторане…

- Вот уже, смотри, ползёт, ползёт…

И в самом деле: к горлу спешил прыткий ком. За ним второй, третий. Не в силах пошевелиться, Даша лишь пониже склонила голову над чашей унитаза, и один за другим неприятные звуки "бе" наполнили пространство. Казалось, мучительный процесс будет длиться бесконечно. Комков уже не осталось, поток иссяк. Тогда изнутри поднялся желудок, оторвался от кишок-соседей и полез наружу. За желудком один за другим рвались покинуть хозяйку остальные органоиды. Глаза лезли на лоб, из ушей, носа побежали жиденькие струйки мозгов.

Непонятная сила изнанки жизни вывернула Дашу, как старый, ни разу не стираный ласковыми женскими руками носок сэра ДеБилла перед жестокой экзекуцией неумелой варварской штопки. Подсадили носок на иглу... Или - принцесса села на иглу? Какая глу...

И вот она уже не Даша, а Ашад, или Шада, может, Ашда. Или её совсем нет? Даша хотела потрясти головой. Но поняла, что головы тоже больше нет. А что же осталось? Только… только… только… да ну! Дарующий свободу полёта Нож… блажь… ложь… Нет, это не кровь… Полночным рассветом хлещет… в потолок?.. в Небеса?.. к началу вечности и звёзд?.. к началу звёзд?.. к Началу?..

Как темно… Но чем-то же она дышит! Или не дышит? Но ведь думает? Или просто знает? Кто знает? Ну, эта, которая только что тут была… Кто? Никого тут не было и нет. Здесь только вода, много воды. Она прозрачно бурлит под ногами. Под тем, что было ногами. Бурлит под тонкой оправой льда. Иначе, зачем эти коньки на том, что было ногами той, которая сидела здесь… Где? Это же море… Стеклянное. Или это она стеклянная? Вот эта амеба прозрачная - она стеклянная или настоящая?

Как спокойно. Туго охваченное темнотой пространство защищает от неожиданностей. Покой - блаженство. И какая разница, кто тут раньше был никем! Кто был никем - тот стал ничем. Стеклянная вода, призрачная оболочка… Интересная конструкция… Там лишь тёмная вода, там забвенье навсегда… Надо растаять совсем, совсем… Таем, таем, таем… Мы таем. Кто с нами? Скорее, мы сейчас убежим ручейком в стеклянную реку, а вы останетесь здесь - слушать скучные куцые мысли травы, шёпот мёртвых Теней, глотать пыль забытых эпох. Ваши лица будут мёртвы, снятся мёртвым эти лица… разлагая ноты в гниль тлетворных диссонансов… Так вам и надо…

 

5.

Алхимик посмотрел на пульт состояния "батарейки". Нормально, продержится ещё какое-то время. Сигнал ровный, спокойный. Бывало гораздо хуже. Спит, наверное, Леночка. А во сне лечится от своего дурного недуга. Больная, обессиленная, всё равно сегодня дала неплохой заряд. Правда, надолго его не хватит. Придётся навестить "батареечку" в больнице. Глеб Бедросович пришёл - и легче стало. Ты добрый волшебник, Гэби. Аж слеза от умиления наворачивается.

Ничего, девочка, я тебя буду поддерживать. Несколько дней ты ещё поживёшь. А потом - извини, сама барахтаться будешь. Только вряд ли выплывешь.

Всё-таки приятно стать воплощением чьей-то веры, пусть ненадолго. Что в этом плохого? Ведь когда его собственные давние мечты стали реальностью, Алхимик едва поверил в такое счастье. Такое испытал умиротворение. Пусть не при жизни. Но, в конце концов, чем плох этот Мир?

Учёного из Алхимика не получилось - с этой стороны славы и признания не прибыло. Даже искусно поданная легенда о сделке с Дьяволом не помогла, хотя многие поверили. Сделка на самом деле имела место. Но не с рогатым парнокопытным, конечно.

Алхимик долго был информатором инквизиции, поэтому ему и устроили побег. Он тогда ещё питал надежды совершить яркое научное открытие. Безусловно, на первый взгляд, было глупостью так разочароваться в самом себе из-за научных неудач. Однако не уйди тогда Алхимик из жизни, неизвестно, как бы сложилась его судьба. Наверняка или инквизиция бы уничтожила или люди добрые отблагодарили.

Разумеется, Алхимик не мог знать - что там, за порогом Дверей имени святого Джимми. Потусторонняя действительность превзошла все самые смелые гипотезы смертных. И Алхимик, пугаясь материальности своих мыслей, начал бульдозавром прокладывать дорожку в светлое будущее.

Он уже не обманывался насчёт себя: учёным ему не стать и в Теневом мире. Но, внося свою лепту в общее дело, Алхимик вдруг открыл в себе способности администратора. А, как известно, хороший администратор со временем может стать королём-администратором, приложив определённые усилия.

Безусловно, Инквизитор тоже подходил на роль Теневого лидера. Но Алхимик был твёрдо уверен: учёный не может истинно править. А правитель был нужен, ох, как нужен. Анархия среди Теней - дело страшное. Ведь нет предела пси-возможности разумной бестелесной субстанции.

Тонкими интригами, ловкими ходами Алхимик завоевал доверие Инквизитора, за его спиной сделал себе имя. Понимая, что ничем другим удержаться у власти не сможет, Алхимик решил воспользоваться открытиями учёной группы. И воспользовался, сжив со Свету Инквизитора с его гениальными идеями и прочих немногочисленных противников. Своё дело они сделала - подарили Теням плоть. А Алхимику лично - суперплоть.

Непросто было упрочить власть. Но рядом всегда был верный Артур - сторожевой пёс и преданная сиделка. Благодарный мальчишка чуть ли не боготворил Алхимика за расправу над Инквизитором. Глупо было бы не использовать. Но, если посмотреть со всех сторон, Артур - тоже сволочь та ещё. Инквизитор пригрел подкидыша, вырастил. А мальчишка его предал. Правда, старик тоже поступил не совсем красиво по отношению к воспитаннику. В общем, все в одном болоте барахтались. Кого стыдиться-то, перед кем оправдываться? И в чём? Что из трясины выбрался, опершись на чью-то голову? Всегда побеждает достойный. А Алхимик не просто победил - сколько Теней за собой вытянул. И сплотил - вокруг себя.

Под его началом образовалось мощное Теневое ядро. Сформировалась система управления. Прототипом идеологического базиса была выбрана структура классической чёрной Дыры. Сложились традиции, нормы, законы, основным из которых стал Закон ГэБи - "Моё право быть неправым". Так спокойно стало Алхимику: своё царство, подданные, герб, железобетонная производственная дисциплина, устойчивый порядок. И всё это создано под его единовластием. Он по праву гордился собой.

Алхимик представлялся себе заботливым царём-батюшкой. Он и в самом деле устроил государство, где каждая Тень была востребована, если сама того хотела. И в то же время каждая Тень зависела от него, Алхимика. Он никого не держал. Тени могли свободно покинуть общину и существовать сами по себе. Но рано или поздно всё равно беглецы возвращались. Время для одиночек было неподходящее.

Человечество нищало духом, у него забрали идолов, выкорчевали из сознания образ Единого Многоликого Властелина. Попарившись в кровавой бане, люди тщетно пытались заполнить пустоту в сознании после изъятия оттуда очередного светлого образа. Но лишь метались, как во тьме. Выцвели идеалы, протухли герои, вывороченные наизнанку. Под шумок великой вакханалии безверия можно было засевать чистое поле, с которого выпололи сорняки, мешавшие окончательному становлению Алхимика как верховного главнокомандующего. Он бесповоротно утвердится во главе Теневой Империи. Что ещё нужно для вечного счастья? Овладеть умами временно живущих - вот залог наращивания энергетической мощи Теней. И ГэБи учреждает для себя новый титул Главного Теневого Энергетика. Так созрел план ГОЭЛРО - Гениальная Оккультно-Энергетическая Ловушка Реального Оплотществления.

Волна порождения новых божков и возрождения старых суеверий покатилась по миру. Община получила мощный заряд и хорошую подпитку, которой хватило на первый Гигантский Скачок в Поднебесной Надземке. Эпицентром энергетики Алхимик выбрал Москву, как зону максимальной эмоциональной турбулентности, самую благоприятную для реализации великих целей. Были заморочены основными принципами Теневой Экономики - деньгами и властью - крупные чиновники. С их помощью выкупили это замечательное своей скромной неприметностью здание в центре города, выбили бюджетные дотации на первое время, чтобы не было претензий со стороны налоговых и иных служб.

Институт стал Теневой столицей Ордена. На малоприметном здании в одном из тихих старых дворов Москвы появилась вывеска: НИИ Психогенеза. После краха очередной человеческой идеи - Веры в светлое будущее - ГэБи очень и очень своевременно объявил полную мобилизацию всех теневых ресурсов. Институт вздохнул, как кобыла перед финальным забегом, и приступил к работе. Вдохновлённые аналитики тщательно изучили основные темы средне-потенциального человеческого интереса, вычислили алгоритм внушаемости и просчитали наиболее полезные и действенные ходы. Для инициализации дремлющего мистического начала в сознании биомасс были проведены тотальные TV-провокацинакции под видом телеигры в молчанку "Чума & К" и слиппер-шоу "Кыш, перо, в...". Эффект был потрясающий - рубцы мозговых извилин огромной аудитории телезрителей рассасывались мгновенно.

Почва была готова к насаждению наваждений.

Отряды Теней-добровольцев пошли в народ, в толпу, вытягивая людские суеверия, забытые в веках, на свет мирской. Океан безверия людей обернулся могучим всплеском веры в сверхъестественное, возродил к жизни сотни тысяч Теней. Результат оказался ошеломляющим. И работа развернулась вовсю.

С экранов телевизоров, со страниц газет и журналов, из радиоприёмников неслись истеричные вопли шизофреников о контактах с вампирами и ведьмами.

...Полтергейст, наряду с инопланетянами, стал особенно модным.

...Снова закрутились столы в многочисленных гостиных, призывая души умерших.

...Скоробогатеи скупали дома и квартиры с привидениями, в ночных ресторанах и закрытых элитных клубах хвастались наличием фамильного призрака.

...Создавались кооперативы ясновидящих, общественные фонды в защиту вурдалаков и за легализацию магии.

При отделах института кормилось немало смертных. Некоторые из людей старались не только за щедрое вознаграждение, но и за идею.

Ценным, хоть и несколько суетливым, был сотрудник Гейда. Позже он изменил одну букву в фамилии, устав от ехидных замечаний - гей, да? Гейда успевал не только фамилии менять, но и выпускать книги о своих контактах со сверхъестественным: о расплетании косичек, заплетённых домовыми в лошадиных гривах, об исследовании счётчиком Гейгера тропинок, протоптанных инопланетянами. Часто выступал на телевидении с эксклюзивным от сивой кобылы бредом. Очень популярная среди людей и полезная Теням личность.

Весьма дорожили Тени ещё одним человеком, скрывавшим свою личинку под псевдонимом, ставшим уже астрологическим брендом - ГлыБа. Тот успел одним из первых застолбить весьма прибыльный сектор Газировки Сознания и повёл мощную атаку на домохозяек. Астрологические прогнозы ГлыБы заполонили все средства массовой информации, породили последователей и конкурентов.

Мастерски спровоцированные теневым институтом самоубийства нескольких талантливых учёных, никого в человеческой среде не удивили и шумихи не вызвали. Их Тени, спустя короткое время, потребовавшееся на реабилитацию, устроились под началом Алхимика. И институт начал работать на полную мощность, время от времени делясь с человечеством малой толикой накопленной за века и поставленной на научную основу информацией.

Скоро институт завоевал известность и признание. Изредка помогал государственным мужам решать проблемы, разрабатывая оптимальные методы психологического воздействия на человеческие умы и чувства, тем самым обеспечив себе практически полное невмешательство во внутренние дела. В частности, примером, такого рода брошенной кости человечеству, явилась практическая разработка психотропного оружия.

Всю эту карусель направлять было непросто. И тут донорской энергией не обойдёшься. Алхимика выручали "батарейки" - людские особи, подключаемые к хозяину и дающие ему все человеческие качества.

Благодаря "батарейке" Тень обретала видимость человека со всеми вытекающими физиологическими эффектами маскировки.

Феномен "батарейки" был главным стратегическим секретом Г.Б., его персональным "ноу-хау", тщательно утаиваемым от прочих Теней, даже из ближайшего окружения. Кроме Наблюдателя, который до технологии "батарейки" додумался самостоятельно, но относился к статусу устойчивого образа весьма презрительно. Творческая натура, кретин, не умеющий ценить материальные блага Мира. Все остальные Тени довольствовались временными оплотществлениями и потому были на два порядка слабее шефа.

Около полугода назад у Алхимика начались локальные перебои с "питанием", грозившие перерасти в огромные проблемы с потерей королевского стула. Старая "батарейка", довольно сильная, она подходила по многим параметрам. Но не по всем. В принципе, Г.Б. больше и не надо было. Главное - идеал был в полном соответствии.

И вдруг подарок судьбы - Даша. Исключительный материал. До Дашиной мощности Леночке далеко. Кроме того, Елена ненормально быстро приходит в негодность из-за неумеренного потребления алкоголя. Но "батарейка" не президент - её не выбирают. Сколько ни бился Алхимик, сколько ни работал над "батарейкой", каких только усилий и методов ни применял, человеческий порок, или, как сейчас утверждают наркологи, болезнь, брала верх. Словно кто-то специально подталкивал Леночку к пропасти, на дне которой - водка в достаточном количестве, чтобы захлебнуться. Вот и сейчас девочка не в форме. Но всё ещё верит в доброго дядюшку Гэби. Слабенько, но мерцает зелёный огонёк надежды на пульте.

Чтобы не тратить силы - экономить надо - Алхимик не стал мясленно тянуться к "батарейке", а позвонил в больницу. Его заверили, что пациентка спокойно спит. Ничего, оклемается и на этот раз. Сослужит последнюю службу.

Привык Алхимик к бедной женщине, как привыкал к прежним "батарейкам". Бывало, и слезу пускал перед прощанием. И сейчас в глубине души сожалел, что скоро с Леночкой придётся расстаться. Но желание существовать полноценно объясняло и оправдывало всё.

Новая "батарейка" в двух шагах. Её надо только активизировать, после чего легко и быстро произвести замену. Для этого необходимо подогнать свой образ под её идеал. Скоро Наблюдатель закончит расчёты. Потом - визуальный контакт - самая важная часть подключения. Глаза в глаза. И девочка начнёт работать.

Это будет всем батарейкам "батарейка", аккумулятор. Самый подходящий возраст - юношеский максимализм дорогого стоит. Кроме того, в этой поре девочка остро нуждается в Учителе, который взял бы за руку и повёл по правильной дороге в нужном направлении. Никого похожего сейчас возле Даши нет. Тут Артур замечательно постарался - и мать удалил со сцены, и отца нейтрализовал. Завтра Алхимик войдёт в Дашину жизнь духовным наставником, являя собой воплощение всех стремлений и мечтаний девочки.

От Даши уже веет довольно-таки мощной струей эмоциональной свежести и силы. При посещениях Дашей института у  Алхимика от макушки до пяток носились заряды мурашек. Словно наполнялась живой водой тающая оболочка. И это только после первичных собеседований, даже до прямого личного контакта и процедуры активации! Значит, выбор правильный.

 

6.

Нехорошее предчувствие не желало исчезать. Может, перестраховаться? Незачем ждать до завтра. Примерные характеристики идеала есть, а точные Наблюдатель должен принести с минуты на минуту. Как там "батареечка"? Не стоило, наверное, так доверяться подчинённым и выпускать девочку из поля зрения.

Внезапно вспомнились подозрительные ка-горские "случайные" накладки во время операции. Интуиция тревожно взбрыкнула и стукнула копытом в ядро сознания - неужели чужая игра? Но чья?

Алхимик попытался настроиться на волну запаха эмоций Даши. Но внезапно ощутил дискомфорт и убийственный аромат кошачьего туалета. Что такое? Шеф принялся было прощупывать ближайшее окружение, но тут дверь распахнулась, и на пороге появился донельзя встревоженный Наблюдатель. Без доклада. Непорядок!

- У вас неприятности, Гэби. Старая "батарейка" сдохла. На контрольном мониторе аварийный сигнал, судя по отметке времени - больше часа. Дежурный оператор дематериализовался по неизвестным причинам в непонятном направлении.

Стала понятна причина усиливающегося дискомфорта. Алхимик почувствовал, как в мозг просочился и набирает силу мутного потока ручеёк страха, обещавший перерасти в не контролируемую сознанием безумную панику. Этот ужас спонтанным всплеском материализовался в испуганного вислоухого щенка неизвестной породы. Паршивец сразу наделал со страху лужу на ухоженный паркет, и забился под кресло.

Шефа сорвало на помесь визга с лаем:

- В чём дело, я недавно справлялся. Елена была жива! И мой пульт... - Алхимик оглянулся. - Чёрт вас всех подери! Только что зелёным светилось! Как такое могло получиться? Кто виноват? Что делать?

Наблюдатель только пожал плечами.

 

7.

Исполнив нехитрое, но очень ответственное поручение Наблюдателя, Капончик отключился от внешнего мира и погрузился в себя...

Поиски истины были недолги. Его путь больше не пересечётся ни с Наблюдательским, ни с Дашиным. Капончик постиг свою маленькую роль во всей этой странной истории и теперь со спокойной душой принял своё предназначение. Жизнь, любовь, смерть, тень души - лишь ступени к пониманию.

Капончик почувствовал - прощён...

...Почувствовал - свободен. От всего. Навсегда. Тени злобы, горечи, страха, сожаления не отравляли больше сознания. Лишь с лёгкой печалью подумалось: покинуть преступный мир и умереть за любовь оказалось недостаточным. Для полного искупления последний из рода Капонов, наверное, должен был что-то сделать и для человечества...

...Почувствовал, как тает Светом заёмная оболочка, покидают душу остатки печали, сомнений и желаний.

Над креслом дежурного пыхнула и растаяла золотисто-белая дымка.

 

8.

"В интересах Революции..."

(Агата Кристи, из спетых песен)

 

Артур посмотрел на часы. Внутри гулко бухало, словно сердце у смертного. Сейчас Наблюдатель должен быть у шефа.

Пока всё шло по плану. Зафиксировав время последнего подключения шефа к "батарейке", её тут же накачали палёным пойлом со смертельным букетом сивушных масел, отчего та вскорости и загнулась.

Артур бросил взгляд на диван, где, безвольно свесив руку, лежала девушка. Полчаса назад он выхватил её наугад из толпы, выходящей из кинотеатра с вечернего сеанса фильма "Голод". Перед  решающим разговором с шефом необходимо плотно поужинать, подпитавшись верой донора.

Артур наклонился над жертвой, зацепил сознание и вытащил из Сна-консерванта. Проснувшись, девушка вскрикнула. Артур оскалился, показав громадные клыки (видно, судьба у него такая - но выбора не было, приходилось снова обряжаться в вампира).

- Давай, голуба, поработаем. В интересах революции! Вээ-а...

Девица вжалась в спинку дивана. Она забралась бы и под диван, если б смогла туда забиться. Над девушкой нависло воплощение её самых диких фантазий. Словно из кошмарных снов выбрался кровожадный вурдалак, чтобы увести из земной жизни в холодный мрачный ад. Липкий ужас сжал сердечко стекловатной лапой, остановив привычный равномерный ход. Сердце глухо и судорожно ухнуло в последний раз, щёлкнуло резинкой от трусиков и остановилось.

Артур глянул в остановившиеся глаза донора и равнодушно констатировал: разрыв сердца. Первая жертва государственного переворота. Но девица перед смертью выплеснула такой заряд, что можно тратить силу без сожаления.

Скоро, совсем скоро, Артур избавится от необходимости кормиться жалкими крохами эмоций случайных людей и подключится к своему двойнику. Что ж, не будем оттягивать долгожданный момент. Пора в атаку.

Артур, словно прощаясь, оглядел свой кабинет, собрал в единый комок волю, эмоции и разум.

 

9.

В кабинет шефа Артур вошёл неслышно и, кажется, вовремя - в самый разгар скандала.

Наблюдателя заметно поколачивало - то ли от возбуждения, то ли от осознания происходящего, а Алхимик, выпучив абсолютно круглые безумные глаза, наступал на него. Шефа трясло не меньше. Артура он даже не заметил.

- Кто заблокировал девчонку? Где ваша хвалёная оперативность? Кто был на вахте?

- Новенький, его дежурство, - отвечал Наблюдатель.

- Как могли поставить зелёного мальчишку? Где ваши глаза и уши? Мозги, наконец?! Вы каждый день докладывали мне об успешном ходе операции, а сейчас выясняется, что у вас прокол на проколе! Старая "батарейка" мертва, новая вне нашей досягаемости. И об этом говорите мне вы! Вы, главный куратор темы!

Алхимик ошибался. Наблюдатель хорошо знал своё дело. Над Дашей повис двойной блок - Артура и Ирины, которая вовремя подключилась к защите. Шеф судорожно пытался, но не мог - ни пробиться в Дашино сознание, ни установить место её нахождения, ни определить вектор мыслей. Запах эмоций забит кошачьей помойкой.

Наблюдатель в это время "оправдывался" туманными фразами про Тень-новичка, приставленную к новой "батарейке", которая, вероятно, самоуправствует. Дамские капризы не предсказуемы. Мотивы непонятны.

- Что? Опять новичок! И мы не в силах пробить защиту новообращённой? Бред! Алкологика! Донора! Срочно! Вычислить и доставить! Немедленно! - глаза шефа остановились. - Это он… Я знал, чувствовал, что рано или поздно он объявится и предъявит свой счёт.

- Кто, шеф? - фальшиво недоумевал Наблюдатель, сжимая что-то в кулаке.

- Инквизитор, - прошептал шеф. - Обложил! Как Мастер Данилов - червя!

Мысли шефа лихорадочно шныряли, словно мыши, увидевшие свору котов. Что-то сообразив, Алхимик бросился к сейфу. Лязгнула дверца, и шеф, пошарив на полках, вытащил запечатанную капсулу.

Сколько раз он рассматривал её, но проверить содержимое как-то в голову не приходило. Слишком был уверен. Кто же там, если не Инквизитор? В мозгах Алхимика произошло замыкание, и он яростно затеребил капсулу. Он судорожно терзал оболочку, забыв, что извлечь содержимое невозможно. Всё естество Алхимика сосредоточилось на этом глупейшем и бесполезнейшем для спасения трона занятии.

Вот он, подходящий момент. Артур почувствовал, что мозг шефа опрометчиво выпустил из-под контроля присутствующих. Ещё бы - за зловещей угрозой тени старого врага можно и не заметить появления двух новых из ближайшего окружения. А когда Артур увидел трясущегося щенка в луже под креслом, он понял, что шеф в панике. Если не сказать - в беспамятстве.

Не теряя времени и не давая шефу опомниться, Артур безжалостно запустил мысленный хобот в его мозг, окончательно подавляя волю начальника и скачивая всю информацию подряд. Потом Артур разберёт, разложит по полочкам - нужно - не нужно, важно - не важно. Сейчас главное - вычерпать как можно больше.

Алхимик не ожидал такого беспардонного вторжения. И не сразу понял, что происходит. Потому и не сопротивлялся, когда Артур брезгливо, словно по помойке, лазил по закоулкам самых сокровенных мыслей шефа, по ххх-файлам из секретных архивов в подвалах подсознания Г.Б., до сего времени скрытых за семью печатями спецзащитой психотренинга. Слоновий хобот во время грабежа памяти Алхимика непроизвольно мутировал в шланг ассенизаторской говнокачки.

Быстро считав информацию, Артур презрительно взглянул на деморализованного шефа. Тряпка, хватило только на описавшегося щенка. Даже закрыться не попытался. Да, впрочем, чем? На что он теперь годен? "Батарейка" мертва, донора, даже случайного, под рукой нет. Да Алхимик, поди, забыл уже, как подпитываться от донора. А если б даже и помнил, кто ему сейчас донора искать кинется. Так что, от могучей силы Г.Б. остался пшик, и то - вялый.

Мощное желание добить раненого замутило перегруженное сознание Артура.

- Наблюдатель, это не было оговорено. Но... Я хочу сам...

Наблюдатель разжал кулак и протянул Артуру открытую ладонь с капсулой странной конструкции.

- С удовольствием. Ненавижу насилие. Только осторожней, капсула очень мощная. Новая… Это делается так...

- Знаю, - вибрируя от переполнявших его эмоций, отозвался Артур. - Я считал у него в мозгах инструкцию по эксплуатации капсулы - там почему-то куча орфографических ошибок. Какой двоечник писал?

С судорожным наслаждением Артур наставил на бывшего начальника грозное оружие.

- Артур, ты ведь не сможешь? Мы с тобой с самого начала… Ты…

- Ты ведь думал об этом, правда? Я просто претворяю в жизнь твои вечные подозрения. Всяк свинья по себе судит. Ты считал меня сволочью - по своему образу и подобию. И я стал таким. Я - "способный ученик", - весело отвечал Артур.

- Вот и славно, - похвалил Наблюдатель, забирая у подпрыгивающего от нетерпения Артура капсулу. - Ты прошёл последнюю проверку, - предупредил он удивление напарника. - Мог и передумать в последний момент. Эта капсула слушается только меня. Хорошо выдрессирована - по методике подготовки бойцовых псов-убийц. Мне и проводить приговор в исполнение.

- А как же насилие? - не удержался от ехидства Артур.

- Это не насилие. Это избавление... Или милосердное наказание, если хочешь. Ты свою задачу выполнил. Награда на экране монитора. Адрес, образ и прочее. Тебе повезло - москвичка, возраст подходящий. Лети к своей "батарейке". Завтра с утра пораньше приведёшь её сюда на тестирование. А с этой гадиной предоставь, пожалуйста, мне самостоятельно разобраться.

Артур уже не слушал напарника. Он рванулся к монитору. Вот! Вот она - формула. Ключ к новой жизни. Артур отыщет свою "батарейку" и - здравствуй, девочка моя! Вот он - долгожданный миг. Сразу забыв про шефа, Наблюдателя, революцию, Артур просочился сквозь окно и растворился в воздушных потоках.

 

10.

"А мочить мы их будем в сортире..."

(Авторитарное мнение Президента)

 

Наблюдатель бесстрастно наблюдал за потугами бывшего Хозяина, пытавшегося остатками разума осознать случившееся. Когда за возбуждённым Артуром закрылась дверь, Наблюдатель подождал ещё немного, пока в глазах шефа мелькнёт некоторое понимание ситуации, и произнес:

- Алхимик, не пытайся ускользнуть. Дёрнешься - собачка выстрелит без команды и не промахнётся. Мне поручено передать тебе привет из твоего постыдного прошлого.

Шеф поглядел на него остекленевшими глазами и выдал нечто неубедительное:

- Что такое? Я тебя уничтожу!

- Вах-вах-вах, спаси Аллах! Обещала хрюшка мордой в лужу не ложиться! - ёрнически расхохотался Наблюдатель. - ИмпоТень. Ты.

И, моментально став серьёзным, продолжил:

- Не надо напрасных усилий, твоя использованная капсула бессильна перед этой. Идея булочки с иголочками для Пёски - твоя? Не мотай головой, по глазам вижу, сволочь, что твоя. А ведь я тебя и на Этом Свете достал. Нельзя так с собаками... Впрочем, тебе не понять...

- Э...

- Не будем тратить время на объяснения, ГэБи, считай, что я просто исполнитель, - оборвал Наблюдатель вновь зарождающиеся потуги Алхимика лгать, угрожать и тянуть время. - Ты всегда хорошо играл в шахматы. И тебе ли не знать - профессиональный игрок не делает бесполезных ходов после того, как исход партии предрешён. Так найди силы достойно проиграть. В капсулу… Аминь…

- Ы...

С улицы не было видно вспышки света, полыхнувшей в одном из кабинетов института - шеф следил, чтобы шторы всегда были плотно задёрнуты. Лишь завыли разом все собаки ближайших кварталов - от домашних до бездомных - потревоженные чудовищной волной инфразвука. Эпоха Г.Б. в новейшей истории империи Теней бесславно завершилась.

Наблюдателя захлестнуло разочарование: "Всё, что ли? Так быстро? Дольше готовились... А где финальная сцена честной битвы на кулачках с Главным Злодеем? И почему не на территории производственных цехов в лужах расплавленного металла, не на крыше высотки... Где же долгий полёт Злодея вниз, эффектное и пронзительное насквозь падение на острые штыри, которыми должно быть всё утыкано по периметру... Где светящиеся мечи, а ещё лучше - лазерные... Нет, на этот сюжет Голливуд не польстится никогда".

 

11.

Тень Ирины:

Кто-то несколько раз пытался прорваться в Дашу. Но теперь уже до неё не достучаться. Даши больше не было. Личность её потеряла свою сущность, стала одновременно амёбой, Водой в окружении Воды, никем и ничем. Эта сущность перестала излучать Дашины мысли, эмоции - только элементарный биофон примитивной живой протоплазмы.

Но как сложно! Сколько теперь силы восстанавливать? Оказывается, Тень не знает только физической усталости. Эмоциональные нагрузки могут привести разум в состояние тряпки. Сейчас даже в образ не войти. Придётся Шуре потерпеть рядом невидимку. О, чертовщина! Мозги-то Дашины своротить сил хватило, а вот смогу ли вернуть на место? Или она так и останется амёбой на всю жизнь?!

Внешне Даша не изменилась. Такой трогательный ребёночек, ангелочек прямо-таки, спит, наблевавшись досыта, свернувшись клубком у унитаза. И в черепной коробке ангелочка чистенько, как у зародыша. Нет, скорее, как в кастрюле с мясным бульоном. Получится вернуть? Ось памяти размотала новый виток... Получится. Справлюсь.

Эй, старик-Инквизитор! Ты словно знал… А, может, ты меня запрограммировал? Но на что? Что-то ты стал похож на чемоданчик с многослойным тайничком. Или это мнительность? Конечно, мнительность, глупые подозрения. В сторону их, не до того. Сейчас - Шура.

На кухне он спросил:

- Это ты? Ты здесь, Ира?

Я, конечно, я, кто же ещё? Но как ты меня почувствовал?

- Что ты можешь сделать?

Странный вопрос. Сейчас, пожалуй, ничего не смогу. Пока ты не поверишь в меня ещё больше прежнего. Ты должен поверить. Я помогу тебе. Получи пока подтверждение моего присутствия и моего стремления помочь.

Человек к любому чуду быстро привыкает. Вот Шура уже не и удивился, поймав мою "речь" в своей голове.

- Ты до утра в ванную не заходи. Ни к чему тебе видеть дочку в таком состоянии. Вообще-то надо Дашку увезти отсюда подальше. Сейчас я немного успокоила её. Артур вдруг отключил свой барьер предохранительной системы и не отзывается. Если с ним что-то случилось...

Не знаешь, чего ждать от этих фокусников. Хватит, не будем о больном.

Где нам Дашу укрыть? Спрятать в далёком далеко можно от мафии. От Алхимика, если он сумел переиграть Артура, - вряд ли.

- Может, её в психушку на время отправить, пока не утихнет вся эта лабуда, - тоскливо протянул Шура, продолжая односторонний разговор. - Я же люблю Дашку, несмотря на её бзики.

- Шура, какая психушка? О чём ты говоришь? Соображаешь? - полетел в Шурины мозги очередной посыл.

- Ну а куда, как её уберечь? У тебя есть предложения?

- Пока нет. Будем думать...

Вдруг резко ударил длинный телефонный звонок. От неожиданности Шура молниеносным скачком прыгнул к телефонному аппарату - как индеец на охоте.

- Алекс? Что трубку долго не берёшь? Опять спишь? Где там Даша?

- Здесь тут наша. В ванной.

- Передавай привет. Скажи, что завтра на руины… Кол-ли-зию поедем смотреть. Где "Спартак" выступал.

- Ты Джованьолли успела прочесть?!

- Кого? Зачем? Мой Валериан рассказал. Он у меня такой начитанный. Всё, Алекс, мне сейчас некогда. Зовут уже! Иду, иду, - игриво заверещала Ниночка мимо трубки. И, мгновенно поменяв интанации на скучающе-томные, уже для Шуры:

- Мы тут пьём таа-а-кое шампанское, - доверительно сообщила Нина бывшему супругу. - Тебе надо его попробовать. Возможно, я привезу бутылочку, хотя не обещаю - безумно дорого, вкусно, 149 баксов 95 центов за бутылку. От вдовы Кличко. Её фирма делает. А мужа, что, на ринге пристукнули? Такая жизнь, такое общество! Ах, Алекс, тебе не понять...

- И не пытаюсь.

- Да! Ты знаешь, какой кошмар! Я потеряла...

- Шляпку?

- Всё тебе шуточки, - всхлипнула телефонная трубка голосом Нины. - Подругу. Серж звонил - Валериану. Леночка умерла.

- Какой Серж? Какая Леночка? Кого валерьянкой отравили? - рявкнул Шура, раздражаясь.

- Фу, какой ты, Алекс, как всегда - грубый. Леночка, жена Сержа, ну, друг Валериана... Моя ровесница. Правда, она пила... И они уже не жили вместе... - Слёз в голосе Нины как не бывало. - В психушке отравилась. А может, врачи что-то напутали - не то прописали. Точно, надо будет разобраться, как приеду. Вдруг там врачебная ошибка. А может, - Нинин голос по ту сторону разговора ошеломлённо умолк на миг. - А вдруг по заказу Сержа...

- Нина, ты гениальный сыщик. Тебе помощь не нужна. Обязательно займись этим делом, как вернёшься. Так этого оставлять нельзя. Только ты сможешь восстановить справедливость. Верю в тебя. Успехов. Мои соболезнования вдове Кличко.

- А ты с ней когда успел познако...

Но Шура уже положил трубку и повернулся в сторону кухни, к невидимой Ирине.

- Супруга бывшая звонила.

- Переживает?

- Переживает… лучшие моменты жизни. Ох, Ирка, где ты раньше была, а?

- На крыше.

- Нет, ещё раньше... Ведь ты же меня к жизни вернула.

- Вот и хорошо. Думай усиленно в том же направлении.

 

12.

Полутень Ирины:

...Не меньше часа прошло в молчании. Шура старательно вспоминал о прошлом, мечтал о будущем - его мысли были переполнены мною. Я лихорадочно штопала рваную структуру глюконных нитей. Скоро смогу войти в образ.

Шура пристально всмотрелся в моём направлении.

- О! Тебя уже немножко видно!

- Вашими молитвами. Продолжай в том же духе.

Шура опустился в угол. Господи, где же выход?

Забренчала Шурина гитара. И вдруг повеяло чем-то знакомым, но далёким-далёким. Я подняла голову.

- Что ты делаешь? - спросила я Шуру.

- Пытаюсь подобрать тему из "Marillion", помогает мозги в пучок собрать, обрести равновесие.

- Что за тема?

- "Память воды", - Шура озадаченно поглядел в мою сторону. - Или это из Эмерсона? Про камушек в омут?

- Философ музыку пописывал на досуге?

- Нет, другой... Рыжий Эмерсон, который Лёг и Помер... Ходили слухи - так Фрипп название группы ELP перековеркал, за то, что Эмерсон к себе его вокалиста переманил. А, может, брешут...

Я прислушалась к себе. Тоненькой струйкой в меня просачивалось понимание. Полёт над океаном, первое и последнее соприкосновение с водой… Инквизитор на острове среди океана, где его за сотни лет никто не вычислил… Беседа с Артуром у озера, чтобы никто из Теней не подслушал мысли…

- Шура! Ты неосознанный гений! Вода! Конечно же, Вода! Она излучает собственный мощный мысленный фон первичного разума. Это даже не осознанные мысли, а какой-то хаотичный бульон, кисель из неясных образов, но природа излучения та же. Под защитой Воды нас не достанут. Надо ехать на море, нанимать катер или яхту. И там, подальше от берега, я подменю ей сознание. Пусть некоторое время считает себя какой-нибудь дояркой Глашей. Сейчас-то у неё вообще никакого нет. Но это ненадолго, а повторять сегодняшнее издевательство над разумом очень опасно. Мне будет сложнее, чем на берегу, но я постараюсь. Как сразу не додумалась?

- Как ты сменишь ей сознание? А что сейчас? Как это - без сознания? Она что, всё забудет? А в образе доярки не застрянет навсегда?

- Шура, на время, только на время. Если она не будет осознавать себя Дашей, её не найдут. Пройдёт время, я всё верну на свои места. Поверь, это единственный выход! Давай обговорим детали…

Он всё ещё не понимал. Ничего удивительного. Что люди знают о Воде? О пси-излучении? О сознании? Пришлось объяснять.

Шурина вера продолжала заполнять меня. Восстановятся силы - всё будет хорошо.

- Шура, Даша твоя дочь, ты боишься, но поверь мне. Плохого я ей никогда не сделаю.

 

13.

Ирина:

Потом мы долго сидели в полутьме, молчали на пару обо всём...

И как всегда, когда Шуре было безмерно плохо, душевная боль породила в нём всё те же слова - его вечная заноза, его бесконечная по жизни, неотвязная и мучительная тема…

Переведя на меня отсутствующий взгляд невидящих глаз, он невыразительно прочитал:

 

…До сих пор ты ко мне не пришёл,

Мой Мастер Иллюзий…

 

…И сердце моё открыто,

И душа моя плотно настежь.

Хотя мне уже где-то за тридцать…

Хотя мне уже скоро под сорок…

…Скоро полночь, опять не пришёл

Мой Мастер Иллюзий…

"Мастер Иллюзий", прототип

 

- Ты уверен? - устало спросила я.

Наивный. Неужели он так ничего и не понял?

Несколько мгновений он пусто глядел сквозь меня. Вдруг его взгляд начал проясняться. Из самых глубин зрачков поднималось осознание.

Я замерла, наблюдая Шурино преображение, увидела, как ему становится легко и светло. И поверила - Мир ещё услышит его новые песни. Может быть, у этого костра погреется и моя озябшая душа. Хотя бы ненадолго...

Такие вот простые, бабские хотелки у Тени Шуриной мечты...

 

14.

- Тень мечты, говоришь? - тихо проговорил Шура. Похоже, он начинает читать мои мысли.

- Да. Мы все тени чего-то. Чьей-то мечты, чьего-то воображения… Плод фантазий.

- Мечты, фантазии…

- Да, такой супчик из субпродуктов мозговой деятельности, щедро сбавленный эмоциями.

- А что есть эмоция?

- Может быть, вибрация души?

- Ты говорила, у Теней нет души.

- Ты всё перепутал, - улыбнулась я. - Тела нет. Души-то как раз сколько угодно. А эмоции дают душе такую силу, что она обрастает материей.

- А зачем Теням паразитировать на человеческих эмоциях доноров? Неужели мало энергии в книгах, в музыке? В искусстве вообще?

- Как-то не думала об этом, - я на самом деле растерялась. - Меня учили подпитываться только от людей.

Почему же никто не додумался до сих пор до такой простой вещи? Хотя, может, дикие собратья и додумались. Не зря они обособились и за несколько столетий ни разу не пришли на поклон к братству.

- Шура! Ты - вторично за сегодняшний вечер гений! Это же конец власти Алхимика, Артура... И кто там ещё следующий в очереди на теневой трон... С ума сойти, как просто: искусство - жизнь. - Во мне зазвенела струна нетерпения. - Надо срочно… - струна вдруг скрежетнула и умолкла.

- Что надо?

- Поделиться информацией с остальными, - мой голос звучал тускло, уныло.

- А почему так мрачно?

- Ты не знаешь, что сейчас творится в искусстве?

- Ну, есть же альтернативные, прогрессивные течения... Ну, если не течения - ручейки, струйки, капли в море... Классика, в конце концов…

- Есть, - эхом отозвалась я. - Но она не спасёт. Нужен очередной Ренессанс... эпохи потребителей...

Шура удобнее перехватил гитару и спел под изящный перебор:

 

Ты можешь стать Музой для песен моих,

Магическим кристаллом гитарных струн.

Божественным смыслом, сотканным в стих,

Вязью тайных рун.

"Включи Меня", реИнкарнации

 

- Будет тебе, Ирка, Ренессанс. Да здравствует всемирная реинкарнация Теней! Знаешь, я чувствую... Похоже, я смогу написать музыку возрождения - для тебя. Главное - начать... Ты будешь жить. Ты будешь свободна...

Кстати, насчёт свободы: когда можно будет освободить Дашку из сортира? Не ночевать же ей на берегу унитаза до утра.

 

Нам предъявили счет: