Автора!!!: Мастер: Аппендикс: Общак:

часть 5 - Фугази! глава 3: Ах, мамочка, со скалочкой...


"Я - свидетель! А что случилось?"

(Фрагмент из киноклассики)

 

1.

В кабинет Алхимика с дикими воплями рвался Ферапонт Хитрованов.

- Мне назначено! У меня как бы встреча! - пузом теснил он секретаря, закрывавшего дверь в кабинет начальника своим телом. - Я бывал в этом кабинете, когда тебя тут и в помине не было, шестёрка вонючая!

Секретарь держался, как скала. Тут дверь кабинета распахнулась сама по себе, и раздался негромкий голос хозяина:

- Пропустите, пусть войдёт.

Секретарь тут же отступил в сторону, давая дорогу Ферапонту. Тот смерил секретаря презрительным взглядом, поправил сбившийся пиджак и шагнул в кабинет. Едва он сделал шаг, дверь захлопнулась, смачно въехав господину Хитрованову по обширному заду. Ферапонт подпрыгнул, гневно оглянулся, но увидел только обшивку двери и отметил, что она другая - новая.

С достоинством кашлянув, Мыльный обратил взор на хозяина кабинета. В другом месте он возмутился бы непочтительности партнёра: встречать гостей положено лицом, а не… Но здесь Ферапонт даже подумать подобное не решился.

- День добрый, - вежливо проворковал он спине шефа. - Как и договаривались, я прибыл.

Кресло медленно повернулось вместе с хозяином. Ферапонт попятился.

- Вы… А это… Где тот?…

- Вы не стесняйтесь, присаживайтесь, - душевно сказал незнакомец в кресле. - У вас были дела с моим предшественником, как я понимаю?

Хитрованов потихоньку приходил в себя, обретая привычную наглость.

- Да вы кто такой? Вынюхивать? Ищейки проклятые! Всё копаете, не угомонитесь никак! Ничего нет у вас против меня. И не будет никогда. Даже если нароете - хрен вам! У меня как бы депутатская неприкосновенность.

- Ну, что же вы так сразу, - развёл в недоумении руками незнакомец. - Вы представьтесь, чайку попьём, "поговорим о делах наших скорбных". Неужели я похож на ищейку, как вы изволили выразиться? Что мне тут, "Мурку" на гитаре сыграть "в наип'искойбнейшем минойе"?

Ферапонт, насупившись, глядел на него - чё гонит? Вроде не похож. Староват, пожалуй. Да и морда не казённая. Костюмчик на нём не хилый. Предшественника? Он сказал - предшественника? Что за чёрт? Никаких перемен не предвиделось. Не по правилам! Ферапонт договорился, ударили по рукам. Люди (и - какие!) уже заплатили деньги (и - какие!). Оставалось только получить товар. А тут - новости, прямо программа "Время".

- А где… Бедросыч… тот... прежний?

- А я вам ничем не смогу помочь? - ласково спросил незнакомец.

Ферапонт начал заводиться:

- Вы мне тут как бы лисой не крутите! Где он?! - сорвался на крик Хитрованов.

Старик в кресле прикрыл глаза.

- Зачем столько шума? Вы, наверное, по поводу последней разработки психотропного оружия? Смею вас огорчить, - не ожидая ответа, продолжил он, - не получится, уважаемый. Я отменяю все договоры и обязательства моего предшественника. Аннулирую, так сказать. И попрошу забыть сюда дорогу вообще. Больше институт такими вещами не занимается - Мне это скучно и не интересно. До свидания.

Дверь снова самопроизвольно распахнулась, приглашая Мыльного выйти вон.

- Да ты с кем задумал шутки шутить? - зашипел он, приближаясь к незнакомцу. - Понятий не знаешь? Так я тебе сейчас разъясню.

Старик словно и не замечал телодвижений Ферапонта.

- Кстати, кого-то вы мне напоминаете? Кого же, кого же? - он забарабанил пальцами по столу. - А! Вспомнил. Я тут в столе нашёл презабавную волшебную книжку с живыми документальными кадрами. Крайне любопытно. Не желаете взглянуть?

Ферапонт поймал на лету плоскую коробочку. И тут же выронил на пол, словно ядовитую змею. Обложка была знакома, да и содержание тоже. Точно такой компакт-диск пришёл весной ему по почте и держал Мыльного, как козла на верёвочке. Многотиражного обнародования информации с этого диска Хитрованов боялся, как чёрт ладана.

- Вижу, вы знакомы с содержанием, - говорил незнакомец. - А мне так понравилось, что в голову сразу пришла замечательная коммерческая идея. Сейчас вы уже можете купить этот зрелищный шедевр мульти… (не могу запомнить слово - какого творчества) в любом магазине города и области. С самого утра торгуют. Товар - нарасхват.

Ферапонт, не отрываясь, глядел на компакт. Потом вдруг задрал ногу и всей мощью обрушил тяжёлый итальянский ботинок на хрупкую коробочку. Коробочка всхлипнула и рассыпалась.

- А вот это не дело - мусорить в чужом кабинете. Я лично глубоко уважаю труд уборщиц, чего и вам советую, - назидательно заметил старик. - Настоятельно прошу вас покинуть сие заведение и больше никогда, подчёркиваю, никогда здесь не появляться. Ходють и ходють тута всякие...

Хитрованов поднял глаза на незнакомца, подыскивая подходящие к случаю выражения. Лучше бы он этого не делал. Ферапонт увидел лишь пустое кресло, вяло вращающееся по инерции, будто хозяин только что покинул его. Но Ферапонт был один в кабинете. Он обалдело выпучил глаза, с трудом нагнулся, заглянул под стол, под кресло, на цыпочках добрался до штор. Никого.

- Когда же вы уберётесь? - снова раздался скрипучий старческий голос совсем рядом - в паре сантиметров от левого уха. И вдруг рявкнул, уже в правое:

- КиШ - попса!!!

Мыльный коротко взвыл и бросился вон из проклятого кабинета. Телохранители едва поспевали за несущимся по длинному коридору боссом. Вслед ухнуло страшным замогильным басом:

- Алхимчик, фас!

 

2.

- Быстро домой, - заорал Ферапонт шоферу, запрыгивая в салон лимузина.

Машина рванулась так, что Хитрованову чуть не оторвало голову. Господи, да что ж это делается? Люди добрые, за что такое наказание?

Ферапонтовы мысли шныряли, точно очумевшие мыши. "Мочиловка, верная мочиловка", - вытирал он ладонью липкий пот со лба. Крупная капля упала с носа - аккурат на ширинку. Тьфу ты, чёрт. Ферапонт в исступлении сучил короткими ножками. Что же делать? В ярости хлопнув по ляжкам, Хитрованов стукнулся ладонью о какой-то предмет. Сунув руку в карман, он вытащил маленький пузырек.

- Как же я забыл о тебе, малыш, - обрадовался Ферапонт. - Ты-то мне сейчас как бы и нужен.

Всосав ноздрями пылинки первоклассного кокаина, Хитрованов в ожидании эффекта на секунду прикрыл глаза и откинулся на спинку. В мозгах запузырилось, как пятно грязи под дозой "Ваниш окси". Кошмар уменьшился в размерах и уже не казался таким уж необратимым.

"Нервишки полечить надо, - решил Хитрованов, - зрение проверить - всякая фигня мерещится. Но это всё мелочи. А вот деньги-то отдавать заказчику... Не хочется, ох, как не хочется. Говорят, вредно делать то, что не хочется".

Ферапонт вдруг повеселел. Придумаем что-нибудь, не в первый раз оборачивать неприятность в выгодное дельце. Вот только отдохнуть месячишко в тишине и покое: где-нибудь на затерянных островах в плотном окружении девочек, с тайками-малайками и прочими экзотическими негрисосками. Потом мысля враз придёт.

А диски - диски мы изымем и - под бульдозер. Ничего, обойдётся. Только надо поторопиться.

Рысцой поднявшись на свой этаж, Ферапонт заколотил в дверь. Жена сразу же открыла.

- Привет, лапуля, почему сама, где халдеи? - бросил ей Хитрованов.

Не дожидаясь ответа, захлопнул дверь перед носом секьюрити и с грацией спешащего бегемота потрусил в недра квартиры.

Из дальней комнаты голос Ферапонта вещал, как в храме, усиленный акустикой высоких потолков.

- Мне срочно надо смотаться на пару недель по важному как бы государственному делу. Ты уж, Мусенька, тут сама. Денег я как бы оставлю на первое время.

Жена появилась на пороге, держа руки за спиной.

- Кубышку распаковываешь? - поинтересовалась она, наблюдая за мужем, отковыривающего паркетины у камина. - Куда это ты собрался?

- Обстоятельства, Мусенька, - с натугой отозвался Ферапонт, отдирая непослушную дощечку.

- Счета заграничные заблокированы или сам успел обчистить?

- Ни-ни-ни! Нельзя пока счета как бы трогать. Отсюда, по крайней мере. Иди, помоги, - просипел он, - не видишь - тороплюсь.

Та и с места не сдвинулась.

- Ферапонт, чего ещё я не знаю? - тихо спросила она.

Мыльный вскинул глаза: снова новости. Не жизнь - вторая программа "Время" за день.

- Ты о чём это? Ну, бабы, вот уж впрямь без мозгов. Иди сюда, говорю, а она вопросы умные задаёт - курица безмозглая.

- Да, я хочу спросить тебя: что это?

Жена швырнула на стол злополучный компакт-диск.

- Здесь вся правда, или что-то упустили?

Ферапонт враз покрылся холодным потом. Жену он всерьёз никогда не воспринимал. Но тут оробел.

- Э, подожди, я как бы всё объясню, - замекал он и, не вставая с колен, засеменил к жене.

- Не трудись, - шагнув навстречу, ответила женщина. - Этому объяснения быть не может.

Она подняла вторую руку. С забытым детским страхом смотрел грозный Мыльный на скалку в руке жены. Перед глазами вставали страшные сцены - мать грозится избить его, маленького мальчика, этим ужасным кухонным орудием.

- Не надо! - закричал он, выставляя вперёд руки. - Я всё объясню! Враги, конкуренты оклеветали, опорочили! Я больше не буду!

Но женщина со скалкой неумолимо приближалась к нему. Ферапонта мгновенно зашвырнуло страхом в детство.

- Мама! Не бей меня! Не надо! - отступал он дальше и дальше, пока не упёрся в стену.

Взбудораженный пугающими видениями мозг ускакавшего в детство господина Хитрованова выдал в этот момент могучий всплеск психической энергии. И понеслось...

Далеко по ту сторону океана, в солнечном Голливуде, сотни мучимых идейным бесплодием сценаристов разом оживились. Забегали, зачесались в творческом зуде, как из пулемёта застрочили сценарии триллеров категории "самый кассовый фильм года". Сценарии были похожи как братья-близнецы индусы.

По эту сторону океана события развивались не менее стремительно. Ферапонт заметался вдоль стены, не сводя глаз со страшной женщины. Заметив распахнутое окно, он с диким рёвом бросился к спасительному выходу, запутался в необъятных шторах и в этом роскошном саване сиганул в оконный проём.

Во время непродолжительного полёта запоздало пришло понимание - на личном опыте - парадокса физики, не дававшего покоя Хитрованову с шестого класса. Ну почему центнер гвоздей не тяжелее центнера пуха, ведь гвозди-то железные, а пух лёгкий... А-а-а! Так ведь у них вес одинак!..

 

3.

Всемогущий и грозный Ферапонт Хитрованов, он же виднейший мафиози Мыльный, тихо лежал на асфальте под окнами престижного московского дома, щурясь на солнце голым задом сквозь щель лопнувших от удара брюк, равнодушный к головокружительной выси синего неба. Испоганенные белейшие занавески наливались багрянцем, словно от стыда.

Вокруг собиралась толпа любопытных.

Из окна девятого этажа бесстрастно смотрела вниз немолодая женщина.

- Прощай, Ферапонт, я не раз советовала тебе обратиться к ветеринарам, кастрирующим козлов. Не послушался, паршивец, - нежно и грустно прошептала она, и...

Прощальный плевок после стремительного полёта и озорного виража опустился на голову сухонькой старушонке, пытающейся пробиться внутрь плотного кольца вокруг тела Хитрованова.

Неподалёку от неприличного трупа валялась замусоленная вдрызг кепка, в которую кто-то из толпы, не разобравшись в ситуации, успел накидать "Христа ради" мелочи.

Позже следователь зачем-то приобщит кепку к вещдокам. Дело закроют очень быстро - суицид в состоянии аффекта на почве временного помешательства. Кепку выкинут. Но всё это случится потом, а пока...

 

4.

...В полуметре над телом скулила очумевшая новоиспечённая, ещё хилая и слабенькая Тень, тщетно пытаясь залезть в изрядно попорченную падением, треснувшую в нескольких местах и безобразно сплющенную оболочку. Но этого никто из сбежавшихся в толпу любопытных видеть не мог.

С днём рождения, маленькая! Чу, слышишь... В твою честь поют вдалеке сладкоголосые сирены - милицейские и медицинские.

 

Нам предъявили счет: